На портале «Милосердие.ру» опубликовано интервью с Светланой Перегудовой, психологом добровольческого движения «Даниловцы».


Что такое «синдром выгорания»?

Обычно психологи говорят о нем применительно к людям, занимающимся социальной работой. Поэтому свои вопросы мы задали психологу и сотруднику добровольческого движения «Даниловцы» Светлане Перегудовой, которая работает с волонтерами, работающими в социальных учреждениях (детских домах, больницах), помогая им справляться с синдромом выгорания.

— Чем отличается выгорание от лени? Когда опускаются руки и нет желания работать…
— Усталость преодолевается отдыхом, лень – волевым усилием, в отличие от них психологическое «выгорание», не может продолжительный период быть преодолено с помощью отдыха или волевого усилия, так как является защитным механизмом, который включается у человека помимо его воли, на фоне эмоционального истощения. В современной медицинской и психологической науке синдром профессионального «выгорания» определяется как «Расстройства адаптации» в международной классификации болезней (МКБ-10) и имеет конкретные симптомы.

Во-первых, это снижение настроения, тревога и беспокойство, нередко − их сочетание. Психологически и физиологически обусловленные депрессивные состояния, которые в отличие от усталости способны изменяться после сна, прогулки, смены видов деятельности или другой формы отдыха, только незначительно. В отличие от лени – человек волевым усилием не может изменить своего состояния и совершить порой даже самые простые действия, которые раньше с легкостью выполнял.

Во-вторых, это чувство неспособности справляться с трудными ситуациями, возникающими в жизни, или уверенно оставаться в текущей ситуации, это ощущение снижения успешности и продуктивности деятельности.

— Часто этим синдромом страдают социальные работники, которые много общаются с людьми. Каким образом можно описать этот феномен?
— Психологически описать «выгорание» у специалистов помогающих профессий можно с двух сторон.

Во-первых, есть личностные предпосылки: неясные представления о себе, нечеткие, проницаемые личностные границы (не умение отделять переживания и содержания другого человека, от своих собственных, отказывать, задавать рамки взаимодействия), использование стереотипного стиля деятельности (отсутствие творческого, вариативного реагирования в общении и взаимодействии с людьми, обращающимися за помощью и в рабочем коллективе).

Низкая самооценка, когда человек придерживается ограничивающих представлений о себе, других людях и качестве жизни, зачастую ориентация на завышенные требования к себе и своей деятельности (т.н. перфекционизм – условное, ограничивающее убеждение о себе – я хорош, пока я не делаю ошибок). Специалисты, имеющие данный рабочий стиль, чувствуют себя хорошо лишь до тех пор, пока они выполняют свою работу без ошибок, что на протяжении длительного отрезка времени невозможно.

Эти качества делают человека наиболее подверженным влиянию внешних стрессовых ситуаций. Кроме этого, играет роль собственный травматический опыт специалиста помогающей профессии, не имея возможности быть благополучно переработанным из-за дефицита времени для осмысления, душевных сил для прохождения всех стадий (шок, отрицание, гнев, вина, депрессия, принятие), без достаточной эмоциональной поддержки со стороны окружающих, зачатую он тоже способствует психологическому «выгоранию».

С другой говорят о влиянии самой профессиональной деятельности: если специалистам приходится выслушивать людей, которые рассказывают о психологически травмирующих ситуациях, таких, как суицид, горе, траур (с этим часто сталкивается и социальный работник, и священник). Или когда в силу профессиональной деятельности человеку приходится сталкиваться с людьми, находящимися в неадекватном состоянии (алкогольное, наркотическое опьянение или психическое расстройство), иметь дело с угрозой, агрессией или гневом, или, напротив, людьми, проявляющими пассивность и склонных перекладывать ответственность на специалиста. В этом случае человек, работающий в помогающей сфере, впускает в себя негативные эмоции, которые могут находить болезненный отклик с собственным травматическим опытом специалиста, его болезненными переживаниями (страдание, гнев, вина, стыд, страх, уязвимость, беспомощность), отчего специалист выходит из контакта с человеком, обратившимся к нему за помощью, и погружается в свой личный внутренний процесс переживания. В таком состоянии он не имеет возможности оказывать кому-то помощь, т.е. выполнять свои профессиональные обязанности качественно.

Важное влияние на появление профессионального «выгорания» оказывают взаимоотношения, которые определяются ролевым взаимодействием: жертва, преследователь, спасатель. Преследователь – нападает, выставляет границы и контролирует жестко, принижая своего партнера. Спасатель – заботится, но так, что парализуется или серьезно ограничивается самостоятельность другой участника общения. Жертва – манипулирует обоими через беспомощность, вызывая жалость у «спасателя» и/или раздражение у преследователя. В процессе взаимодействия все участники меняются ролями и обмениваются неприятными чувствами, такими, как беспомощность, гнев, вина, стыд и др., которые не способствуют разрешению ситуации и дают лишь временное облегчение после их выплескивания (разрядки).

— Чаще всего выгорание – это следствие неправильной организации труда?
— Да, выгорание — может быть следствием неправильной организации труда. Уже на этапе подбора специалистов (если игнорируются вышеуказанные личностные качества, жизненный опыт), и на этапе вхождения специалиста в профессиональную среду: отсутствие профессиональной и личностной поддержки (наставничество, обучение, мотивация, психологическая помощь, дружеское участие, обратная связь) на всех этапах профессиональной деятельности.

В рамках существующих условий профессиональной деятельности в нашем обществе для ряда специалистов, например педагогов, священников, зачастую врачей, соц. Работников, по негласному согласию участников профессионального процесса выгорание становится неизбежным злом, чему виной бывает часто безразличное, потребительское отношение к самим себе, своим коллегам и подчиненным.

— А как лечить выгорание? Есть против выгорания лекарство?
— Лекарствами от выгорания может стать создание поддерживающей профессиональной среды, обеспечение возможности получения профессиональной психологической помощи, условий для профессионального развития, смены деятельности работника. Забота о сотрудниках с помощью компенсаций, соц.пакета, неформальных встреч (праздники, пикники, спортивные соревнования) и профессиональных мероприятий (семинары, круглые столы, деловые игры), улучшающих психологический климат в коллективе, развивающих дружественные отношения.

Чтобы люди не выгорали, важна разработка комплекса действий, с учетом профессиональных особенностей:

В общем виде для специалистов помогающих профессий эти меры могут осуществляться профессиональными психологами и выглядеть следующим образом:

Нужно отбирать специалистов с учетом личностных качеств, обеспечивающих устойчивость к психологическому «выгоранию».

Выявлять среди специалистов помогающих профессий группу риска по профессиональному «выгоранию» и вести профилактическую работу: просвещать их о причинах, признаках и преодолении профессионального «выгорания», развивать самосознание, навыки общения, совладания со стрессом.

К группе риска относятся сотрудники, с признаками снижения эффективности деятельности, эмоциональной неустойчивости и подверженные возрастным кризисам. Признаки эмоциональной неустойчивости: раздражение, подавленность, страхи: «а если не справлюсь?» — могут быть проявлением синдрома профессионального выгорания. Они могут быть вызваны сомнениями в правильности выбранной профессии. В этом случае специалисту требуется дополнительное обучение, инструктаж или наставник, который смог бы не только обучать коллегу навыкам работы, но и поддерживать его морально.

В трудоспособный период жизни люди могут быть подвержены кризису профессионального самоопределения, кризису смысла жизни и кризису среднего возраста.

Кризис смысла жизни может вызвать неожиданный спад профессиональной активности. Его болезненно переживают и те, кто не до конца реализовал задуманное или испытал разочарование. Если синдром профессионального выгорания, развивающийся на фоне «кризиса смысла жизни», он характеризуется снижением профессиональной активности и отчуждением от коллег. В этих случаях человек может проявлять отталкивающие действия: пренебрегать требованиями трудовой дисциплины, уходить от своих прямых обязанностей, как можно меньше находиться на работе, возможно развитие химических зависимостей. Переосмысление смысла своей профессиональной деятельности может помочь справиться с сомнениями.

Если профессиональное выгорание связано с разочарованием в профессии, специалист психолог может помочь переориентироваться на другой вид деятельности в той же профессиональной области или сориентировать в выборе другой работы.

Кроме того, кризис среднего возраста может развиться из-за опасения стать профессионально невостребованным человеком. Его особенно тяжело переживают мужчины, занимающие управленческие позиции. Ощущение достижения своего «профессионального потолка», реализации того, к чему стремились, ситуация стабильности в профессиональной деятельности может вызывать у человека скуку, неосознанное желание новых препятствий, которые позволят себя проявить. Если же сил для преодоления препятствий уже недостаточно, возможно преобразование специалиста из яркого лидера в молчаливого, замкнутого консерватора. Обо всех этих моментах работодатель обязан думать, чтобы предупреждать развитие синдрома.

Подготовил Дмитрий РЕБРОВ


Просим поддержать наш волонтерский благотворительный проект:

Банковской картой

Через Яндекс.Деньги

Через QIWI
Банковским переводом
Через СМС


Пожертвовать
Банковской картой


Через Яндекс.Деньги


Регулярные пожертвования
Банковским переводом
Через СМС
Через QIWI