Какое отношение к себе и подопечному сопровождает нас на волонтерском пути?
Что заставляет нас отдавать больше, чем у нас есть? А иногда давать то, чего у нас не просят?
Может ли жалость к человеку заменять уважение к нему?
Можно ли уважать выбор человека, если он в наших глазах неправильный?
Имеют ли наши подопечные особые «права» на поддержку из-за своих проблем — в отличие от нас?

Осмыслить подобные вопросы в форме тренинга — с опорой на собственный опыт, в разговорах и упражнениях даниловцам было предложено на тренинге из серии «Искусство быть волонтером», тема которого звучала так — «Ответственность за подопечного, или Догнать и причинить добро».

9 апреля в зале молодежного центра на Тульской собрались волонтеры, около 16 человек. Разбирали понятия жалости и уважения в волонтерской деятельности. В результате проделанной работы стало понятно, что есть необходимость в продолжении обсуждения данной темы. Так что 7 мая по просьбам участников состоится вторая часть тренинга. Ведущие собирают запросы на практические упражнения.

Отзывы участников тренинга «Ответственность за подопечного» 9 апреля.

Анна Куркулина: «Огромное спасибо Лиде и Андрею за тренинг на столь актуальную тему! Я вынесла для себя много полезной информации.
Во-первых, я еще раз задумалась о мотивации волонтерства лично для себя. Поняла, что, наверно, самый «сберегающий» от выгорания мотив для волонтеров – это помогать другим от собственного переизбытка, от своей внутренней наполненности энергией, силами, ресурсами и прочее, и прочее. Помощь другому никогда не должна быть «на разрыв аорты». Чувство опустошенности после поездки в детский дом, больницу – не есть показатель эффективности волонтерства. Наоборот, чувства радости, внутреннего комфорта, спокойствия, удовлетворения – показатели, что все было именно так, как надо!
Опять же я поняла важную мысль: не нужно стремиться делать «насильное добро», по нашему разумению, что так для человека будет хорошо, когда человек этого не просит. Иначе потом можно будет пережить досаду и огорчение, что всё идет не так, как мы запланировали. Нужно уметь чувствовать тонкую грань между жалостью и уважением к человеку. Уважение – это вера в собственные человеческие ресурсы и силы другого человека. Можно его подбодрить, сказать, что он справится со сложной ситуацией, предложить, а не навязать ему какую-либо помощь, но не решать за него его проблему.
Очень интересное было упражнение, когда все присутствующие поделились на пары, кто-то один в течение 5 минут должен был говорить фразу «Мне плохо» с разными интонациями и подтекстом, а собеседник должен был предлагать какие-то способы решения или что-то предпринять. Для меня было очень интересно поразгадывать мотивацию человека, что он чувствует и что хочет на самом деле, когда говорит «Мне плохо», что стоит за этими словами. Я поняла, что вовсе необязательно всегда в таких случаях срываться с места и пытаться всеми силами решить за человека его вопрос (хотя очень хочется), и что эта фраза несколько маниупулятивна, и вынуждает на какие-то немедленные ответные действия. Возможно, нужно, чтобы человек сам, самостоятельно справился с этим, можно просто его обнять и разделить с ним его чувства.
Еще раз благодарю за этот тренинг! С нетерпением жду следующих»

Ольга Сорокина: «Добрый день! У меня сложилось следующее мнение:
1. В тренинге больше делался уклон на личностные потребности — что значит делать добро для волонтера и его отношение к своему делу, чувствам и эмоциям, которые у каждого возникают. Очень полезно и значимо, т.к. волонтер разбирается с собой и смотрит на других волонтеров, что также полезно.
2. Игра в паре – просто супер, показала разных людей и умение по-разному поддерживать, по-разному выражать просьбу о помощи.  Кто-то вообще не умеет просить о помощи, кто-то сразу бросается обнимать, выслушивать, кто-то не думает о чувствах, а идет дорогой – «Скажи, что сделать для тебя, я сделаю», а иногда человеку просто важно поныть, побыть слабым, ему не нужно дело от тебя. Все мы помогаем так, как сами себе нарисовали  (через свой опыт и жизнь) .И игра показала, что делаем по-разному.
И  вопрос мой: как сделать для человека максимально полезную помощь?
Для меня было бы важно различать потребности людей, т.е. не просто гладить всегда по голове, но гладить так, чтобы ребенок чувствовал поддержку и шел своей дорогой в жизнь дальше, решал свои задачи самостоятельно, умел просить о помощи в трудных минутах и умел выражать любовь и негатив адекватно. Если сейчас этап у ребенка обнимать — обнимать, если этап другой — добавлять в обнимания что-то новое….Если он после операции и его нужно отвлечь и заставить улыбнуться – то нужно идти этой дорогой.
Спасибо за тренинг»

Василий Филиппов: «Сегодня на семинаре посвященном теме «причинения добра» прозвучала интересная связка, которой мне хочется поделиться.
Это связка требования жалости и зависти. Вернее требование жалости как проявление зависти.
О людях в позиции Жертвы и ощущениях, которые могут сопровождать общение с ними, тут:
http://vasiliygf.livejournal.com/30806.html
Жизнь несколько раз сводила с людьми, которые вызывают жалость. Как вызывают — отдельный вопрос, но результат один: вам человека жалко.
За этим следует желание помочь и полное неприятие помощи. У помогающего в ответ возникает чувство вины (за то, что не смог помочь/не так предложил/не так помогал/что угодно). За ним следует следующая попытка помочь.
Это замкнутый круг, который будет разорван, когда помогающий сможет прервать это общение или у него просто кончатся силы (тут помощь нужна будет уже ему самому).
Неожиданно, что часто за позицией жертвы стоит зависть.
Зависть заставляет человека считать, что другие счастливее/успешнее/что_угодно, чем он.
Человек чувствует себя обделённым, транслирует в мир жизненную позицию «мне плохо», помощь не принимает, вызывая ещё большее чувство вины у пытающихся помочь.
При этом, о том, чтобы сделать что-то в целях предотвращения этого разрыва (между объектом зависти и собой) речь вообще не идёт.
Гораздо менее энергозатратно лежать на диване, плевать в потолок и жаловаться на жизнь, чувствуя себя жертвой (снимая с себя ответственность за собственные лень, глупость, и т.д.), упиваясь жалостью к самому себе.
Думаю, не всякая помощь будет отвергнута. Материальная может и будет принята (да ещё и с видом, что так и должно быть или даже принята в виду одолжения), а вот методическую наверняка отвергнут. Она ведь подразумевает последующее приложение собственных усилий.
А жалость — прекрасный способ манипулировать.
Клайв Стейплз Льюис в книге «Расторжение брака» затронул этот вопрос:
«Жалость – великое благо, но ее можно неверно использовать. Понимаешь, вроде шантажа. Те, кто выбрал несчастье, не дают другим радоваться.»

«– Действие, именуемое жалостью, пребудет вечно; страсть, именуемая жалостью, умрет. Страсть жалости, страдание жалости, боль, вынуждающая нас отступить, где не надо, и польстить, когда нужно сказать правду, жалость, погубившая много чистых женщин и честных чиновников – умрет. Она была орудием плохих против хороших, и оружие это сломается.
– А другая жалость, действие?
– Это оружие добрых. Она летит быстрее света с высот в низины, чтобы исцелить и обрадовать любой ценой. Она обращает тьму в свет, зло – в добро. Но она не может отдать добро в рабство злу. Всё, что можно исцелить, она исцелит, но не назовет алое желтым ради тех, кто болен желтухой, и не вырвет все цветы ради тех, кто не выносит роз.»
из Wikipedia по теме:
«По мнению Мелани Кляйн, зависть противоположна любовным отношениям. В своей книге «Зависть и благодарность» она отмечает, что «Завистливому человеку плохо при виде удовольствия. Ему хорошо только при страданиях других. Поэтому все попытки удовлетворить зависть тщетны.» (с) Кляйн М.  Зависть и благодарность. СПб., 1997. С. 19.Жак Лакан подчёркивает, что нельзя путать зависть и ревность. Завидуя, мы вовсе не стремимся получить тот или иной объект, как правило, мы вообще не нуждаемся в том, в чём завидуем другому человеку. Поскольку счастье другого вообще не скроено по нашему плечу.»
П.С. Спасибо Лиде и Андрею за семинар».