Информационный портал AIF.RU опубликовал статью руководителя Добровольческого движения «Даниловцы» Юрия Белановского.


Вернуть тимуровцев

Депутат Государственной Думы, коммунист Вадим Соловьёв предложил вплотную заняться патриотическим воспитанием детей. Наряду с политинформацией у него есть желание возродить тимуровцев, чтобы приобщить подрастающее поколение к добрым делам.

Кто такие тимуровцы?

Думаю, все знают, что тимуровцы — главные герои книги Аркадия Гайдара «Тимур и его команда». По книге — это группа подростков, отдыхающих в дачном посёлке, объединённых вокруг своего лидера — Тимура Гараева. Это те ребята, что нашли воплощение своих идеалов и стремлений в доброделании, в помощи и защите слабых, одиноких, несчастных.

Очень важно, что главное дело тимуровцев — помогать семьям бойцов Красной Армии. Таким образом, как я это понимаю, они чувствуют свою сопричастность к делу строительства и защиты молодого Советского государства, закаляющегося в боях с врагами. «Из этого дома человек ушёл в Красную Армию, — говорит Тимур, — и с этого времени этот дом находится под нашей охраной и защитой».

Романтическое повествование повести нашло воплощение в тимуровских отрядах среди пионеров. Почти сразу после выхода книги тимуровцы появились в реальности. Быть тимуровцем — значит быть образцовым пионером, бескорыстно совершающим добрые поступки на благо социалистического общества. Известно, что первые тимуровские отряды создавались в городе Клин Московской области, то есть там, где Аркадий Гайдар и написал свою повесть. Это были группы пионеров с определённой социальной спецификой.

Насколько я знаю, движение тимуровцев более всего было активно и массово в 40-е и 50-е годы прошлого века, пока жизнь Советской страны так или иначе была пропитана темой войны и романтикой Красной Армии. Со временем тимуровцы угасают, их значение падает. Массовым и системным движение так и не стало, ибо и в книге, и в жизни оно опиралось на индивидуальную харизму своих руководителей, в том числе педагогов и организаторов, способных не только зажечь сердца детей, но и на серьёзном уровне организовать жизнь и труд социальных отрядов.

На закате советской эпохи, в 80-е годы, тимуровцы остались не более чем именем нарицательным. Несмотря на то, что мне самому довелось побыть в своё время и октябрёнком, и пионером, всё же я ни разу ни одного живого тимуровца не видел.

Не унижая значения добрых дел, которые, по моему мнению, имеют самостоятельную и непререкаемую ценность, важно всё же акцентировать внимание на политизированности и избирательности тимуровцев. Помогали они прежде всего тем, кто не только служит государству, но и является ярким представителем его идеологии.

Чего же хочет депутат?

Чтобы идея депутата о возрождении тимуровцев смогла воплотиться, необходимо внести ясность. Чего же он всё-таки хочет? За словами о полезности тимуровского движения в воспитании детей могут скрываться очень разные цели и смыслы.

Может быть, есть желание приобщать детей и подростков к социальной работе непосредственно по образу и подобию тимуровцев, то есть развивать социальную помощь участникам и ветеранам главенствующей партии? Может быть, важно оказать социальную помощь «своим» и через это приобщать детей к госидеологии? Тогда это одно.

А может быть, есть желание на фоне дефицита бюджета снять социальную напряжённость, хоть где-то и хоть как-то? То есть направить силы и труд детей туда, где у государства нет сил и средств? Тогда это другое.

Если депутат под «тимуровцами» понимает приобщение подрастающего поколения к доброделанию и созидательному труду вообще и через это предлагает воспитывать милосердие и личную ответственность за мир и людей, что нас окружают, — это третье.

Если предлагается этакое своеобразное обучение детей практическим социальным навыкам, к примеру, навыкам медицинского ухода за больными, то это четвёртое.

Честно говоря, в контексте сегодняшнего дня, мне представляется, что в депутатском сознании идея тимуровцев воплощает первый и второй варианты. И именно поэтому она нежизнеспособна по определению. Однако, если и не так, то у меня всё равно есть сомнения в возрождении тимуровцев.

Почему вернуть тимуровцев нельзя?

Среди старшего поколения, к которому и относится упомянутый выше депутат-коммунист, тимуровцы ассоциируются с чем-то, похожим на социальное волонтёрство. И те и другие бесплатно помогают несчастным. Логика может быть такой: если уже есть волонтёрство, то стоит его переназвать и внедрить в школы, и всё будет сделано. К сожалению, и в этом случае идея нежизнеспособная.

Первая и самая главная причина в том, что тимуровцы — дети, то есть несовершеннолетние. Детское волонтёрство и самоорганизация существуют в России только при условии серьёзных ресурсных вложений от школ или колледжей, да и то при условии наличия явного харизматичного лидера и организатора от того или иного учреждения. В такой ситуации, как правило, помощь ближним не является самостоятельным желанием детей. Она не может осуществляться без участия государственного учреждения и мотивирования (читай — принуждения) детей с его стороны.

Дети не обладают никакой квалификацией и опытом. Это значит, КПД их труда будет низким, а спектр возможных дел — узким. Наша социальная и медицинская сфера не предполагает участия детей самих по себе, разве что в дозированном виде, малыми группами под руководством опытных взрослых. Дети ни за что не отвечают и при этом более уязвимы, чем взрослые, прежде всего, психологически. Совершенно справедливо в среде социального волонтёрства сложилась система, когда в социальные и медицинские учреждения для регулярной работы пускают только совершеннолетних.

Иными словами, социальная работа детей как часть учебного и воспитательного процесса, вероятно, возможна. Однако остаётся открытым вопрос о качестве оказываемой помощи и о том, готовы ли оказавшиеся в беде люди стать средством воспитания?

Что бы ни думал депутат, построение волонтёрских отрядов при школах и колледжах требует изобретения и апробации самой системы детского волонтёрства с нуля. Главными элементами этой системы — а не забудем, что она должна быть воспитательной, — должны стать польза для детей, их безопасность (в том числе психологическая) и польза для подопечных, или, во всяком случае, отсутствие вреда. При этом педагогика трудно совместима с практическими внешними по отношении к ней результатами. Смысл педагогики — воспитание детей, а не вымытые до блеска окна или профессиональный футбол в детском доме.

Вторая серьёзная причина маловероятности тимуровцев в том, что современное социальное волонтёрство основано на принципах ценности человеческой жизни, вне зависимости от политических взглядов и участия/неучастия людей, попавших в беду, в государственной жизни. Общественные благотворительные организации помогают всем. Тимуровцы, по определению, это всё же социальная работа не сама по себе, а как дополнение и поддержка государственной жизни. Работа тимуровцев должна быть, так или иначе, политизирована. Всё это означает, что опыт и ресурсы сложившегося в НКО социального волонтёрства будут не востребованы. А другого опыта в нашей стране нет.

И последнее. Нельзя забывать, что тимуровцев как системного явления не существовало. Нет живых носителей этой социальной технологии. Есть романтическая идея книги, и есть разрозненный, правда, уже ушедший в прошлое опыт пионеров-тимуровцев. Возрождать нечего и возрождать некому.

 

Источник: http://www.aif.ru/society/opinion/1324190

 



Пожертвовать
Банковской картой


Через Яндекс.Деньги


Регулярные пожертвования
Банковским переводом
Через СМС
Через QIWI