Информационный портал LENTA.RU опубликовал интервью руководителя Добровольческого движения «Даниловцы» Юрия Белановского.


Волонтеры добра

Юрий Белановский о желании молодых помогать бескорыстно

В советское время о волонтерской помощи мы знали исключительно по «Тимуру и его команде». Ушел в историю СССР, ушла идеология, а желание делать добрые дела у людей осталось. Как его реализовать? Кто становится волонтерами? Об этом рассказал Юрий Белановский — руководителем волонтерского движения «Даниловцы».

«Человек прежде всего сам для себя решает, что хочет сделать что-то доброе. Он находит нас в Интернете и знакомится на сайте с направлениями и условиями нашей работы. Если проникается доверием, то приходит к нам. Мы проводим собеседование, чтобы исключить случайных людей».

Сейчас в «Даниловцах» около 800 волонтеров и 18 направлений. Это работа в таких местах, как РДКБ, Детский наркологический диспансер, два детских дома для умственно-неполноценных детей, работа с бездомными. Есть даже группа, помогающая малоимущим и многодетным людям сделать ремонт в доме. Работают «Даниловцы» в детской колонии в Можайске — проводят там творческие мастер-классы, встречи с интересными людьми. «Работаем там, куда нас зовут и где с нами сотрудничают, — подчеркивает Юрий. — Если мы выбираем направление, скажем как в Бурденко, по понедельникам и средам, то невзирая на погоду и прочие обстоятельства будем приходить. Дети это знают и даже ждут наших волонтеров у лифта. Мы гарантируем наши посещения».

«Политизированность отошла на второй план»

«Лента.ру»: На ваш взгляд, насколько изменилась молодежь? Справедливо говорить об отдельном поколении П?

Юрий Белановский: Для меня совершенно очевидно, что произошли серьезные сдвиги. Еще в конце 90-х у молодежи практически отсутствовала возможность реализовать себя соответственно мечтам и запросам. А сегодня даже когда к нам приходят молодые люди, мы даем им все возможности для самореализации. Например, у нас есть помещение, где они могут устроить выступление. Молодежь видит это и не проходит мимо.

Но если эту возможность молодым не предоставлять, они могут пойти по негативному пути. И сейчас многие федеральные структуры и московские департаменты ведут работу с молодым поколением.

То есть, государство подключилось к такой работе?

Безусловно. Политизированность отошла на второй план. Последние 10-15 лет молодежь воспринимается государством, как партнер, которому можно делегировать какие-то социальные полномочия. Наиболее яркий пример такой работы — московская организация «Мосволонтер». Она координирует усилия молодежи, основываясь как раз на партнерских отношениях. Предоставляет молодым людям ресурсную помощь. Важно всячески развивать такую работу, не останавливаться.

Как в новейшей истории проходило становление волонтерского движения?

Я уверен, что точкой отсчета стало появление фонда «Подари жизнь». Он смог заявить о себе, стать нужными. Он показал, что общественные благотворительные инициативы могут стать профессиональным и очень серьезным делом.

Одновременно появились другие группы волонтеров, доказавшие свою состоятельность. Все, что было до того, в значительной части зависело от государства и строилось так или иначе по схемам бюджетных организаций. А «Подари жизнь» первым доказал, что благотворительность может быть честной, прозрачной, результативной, масштабной, профессиональной. Любой жертвователь может посмотреть, что его деньги тратятся ответственно.

Есть фонд «Волонтеры в помощь детям сиротам», он появился чуть позже. Сейчас в Москве крупных благотворительных организаций четыре или пять. По несколько тысяч человек в каждой. Есть, например, «Клуб волонтеров», он работает с сиротами за пределами МКАД. Есть благотворительная служба «Милосердие.ру». Из других городов могу назвать «Верю в чудо» из Калининграда, «Созвездие сердец» из Новосибирска. Хочу напомнить о существовании уникальной организации «Старость в радость» — она помогает пожилым людям, сотрудничает с домами престарелых.

Эта тема, кстати, очень неразвита. В России только один фонд, помогающий обычным взрослым людям — «Живой». Но надо помнить, что 60 процентов волонтеров хотят помогать сиротам, 30 процентов — больным детям и 10 только процентов — старикам, животным, решать экологические проблемы.

Четыре года назад появился «Союз волонтерских организаций и движений» и проект Volonter.ru, объединивший наиболее крупные волонтерские организации. Вообще, за эти восемь лет благотворительные организации и наше волонтерское движение научились взаимодействовать с обществом. И даже если государство и город сейчас перестанут нам помогать, то движение останется. Да, мы подсократимся, кто-то уйдет, но мы сохранимся. Хотя, что там говорить, Москва удачно сотрудничает с волонтерами. Здесь работают с молодежью, которой надо показать возможности приложения усилий. О московской бюджетной организация «Мосволонтер», я уже сказал. Она большей частью работает с молодежью и помогает в городских мероприятиях, но при этом и готова оказать НКО ресурсную помощь — специалистами, помещениями, юридическими услуги и так далее.

«Наши помощники — это молодежь»

А вы следите за судьбой ваших подопечных (так здесь называют получателей помощи)?

Нет, специально за отношениями волонтеров и подопечных вне программы мы не следим. Но координаторы волонтерских групп и сами волонтеры, конечно, общаются с ними, переписываются, помнят очень многих по именам.

Недавно одна девочка, лечившаяся в НИИ нейрохирургии имени Бурденко, написала в фонд «Подари жизнь», что хочет найти волонтера, с которым в свое время подружилась. Там такого не нашли. Ее письмо разместили в соцсетях. Поскольку наша волонтерская группа тоже работает в этом НИИ, то мы попросили координатора помочь. В «Даниловцах» ведется учет волонтеров, мы знаем, кто и когда помогал в больнице. Оказалось, что девочка искала нашего волонтера. Мы их уже связали. Но специально такой работой мы не занимаемся.

Важно помнить, что мы работаем, прежде всего, с волонтером. Чтобы за несколько месяцев сделать из обычного человека профессионального волонтера, способного работать с теми же проблемными детьми. Такой человек имеет четкое представление, как организовать, скажем, прогулку с умственно-отсталыми детьми.

Кто ваши жертвователи?

В основном это частные благотворители, жертвующие относительно крупные суммы в течение долгого времени. Сейчас, кстати, у нас такого нет. Есть система сбора средств и через интернет. Еще раз скажу, основная наша работа, это работа с волонтерами. Организовать стабильную еженедельную долгосрочную помощь, это тоже очень серьезное занятие. Надо ведь и рекламу запустить, поддерживать сайт, вести обучающую работу. У нас два десятка человек получают зарплату, но средняя ставка — около 12 тысяч рублей. И если мы ее платим, то, естественно, платим и налоги. Организация помощи волонтерству — это профессиональная работа, которую мы делаем за минимальные деньги.

Наши постоянные координаторы организуют работу волонтерских групп на местах, а вокруг них — от десяти до тридцати волонтеров. А внизу этой своеобразной пирамиды, примерно, пять тысяч подопечных. И нам постоянно нужны новые добровольцы, ведь работа с волонтерами, это, прежде всего, текучка, хоть в нашем случае и небольшая.

Абсолютное большинство наших помощников, это молодежь. А у молодых людей порой меняются планы. Кроме того, мы всегда нуждаемся в деньгах, тем более, сейчас — впереди Новый год, сами понимаете, елки, поздравления и прочее. И нам важно все это организовать, ведь наши люди выйдут на работу, в том числе, и в праздники.

Как дети реагируют на приход волонтеров? Вот вы говорили, что даже у лифта ждут.

Например, в детской психиатрической больнице наши добровольцы проводят творческие встречи, в ходе которых учат наших маленьких друзей что-то делать, рукодельничать. Девочки из отделения даже отказываются от мультиков, лишь бы посетить эти занятия. Они делают, к примеру, очень красивые объемные бумажные открытки.

Это значит, что дома волонтерам надо приготовиться, закупить краски, бумагу. И дети очень дорожат этими встречами. Им важен сам факт общения с друзьями на неформальном уровне. Это помогает им легче переносить одиночество, тревогу, преодолевать чувство дискомфорта.

А как происходит работа с бездомными?

Мы считаем, что главное в подобной работе — это общение. Человек должен знать, что с ним в любом случае будут доверительно разговаривать. Естественно, помимо общения, мы помогаем с питанием. Еду для бездомных волонтеры готовят здесь, своими руками, как для самих себя. За один раз мы кормим от 30 до 50 человек. Раз в неделю мы предоставляем им полноценный обед.

Но главное — это общение. Летом у нас бездомные собирались и даже стихи читали. Понятно, что таких людей было немного, но они были. Помимо этого, приносим бездомным одежду, средства гигиены, лекарства. Но все это идет «паровозиком» к общению. И даже в том случае, когда денег мало, наши люди все равно придут на встречу.

«Волонтерство – школа взросления»

Теперь расскажите немного подробнее. Кто ваши волонтеры?

Молодые люди 22-30 лет. 70 процентов из них девушки. Это либо студенты, либо молодые специалисты, без семьи. Почти нет людей физического труда. Но мы рады всем. Главное — желание помогать.

Вообще, волонтер помогает в том месте, куда он пришел, и поэтому прежде всего общается с координатором волонтерской группы и другими волонтерами. С сотрудниками же движения видится по большей части на собеседовании и на учебных мероприятиях.

Тема таких занятий? Ну, скажем, как изготовить зимой те или иные поделки. Или, как познакомиться с незнакомым ребенком? Если волонтеру необходимо, то он посещает еженедельные занятия по психологической поддержке, как частные, так и групповые. Мы помогаем с командообразованием, распределением ролей, решением вопросов от волонтеркой группы.

Серьезная проблема — выгорание. Бывает, что волонтер понимает, что устал, что больше не может, что ему неинтересно. Наша задача, помочь ему справиться с этим, дать поддержку специалиста и опытных волонтеров, помочь понять, что это вполне естественно.

А порой надо и помочь ему принять верное решение — либо продолжать работу в другом направлении, либо завершить ее. Ведь грамотное и тактичное расставание с волонтером, благодарность — это тоже очень важно. Три раза в год мы проводим большие яркие радостные встречи с нашими волонтерами. Осенью мы открываем сезон, потом Новый год и закрытие сезона весной, которое совпадает с празднованием дня рождения «Даниловцев».

У нас есть костяк организации — несколько десятков человек, работающих уже не первый год. Но основная масса, это самые разные люди со своей уникальной мотивацией. Кто-то, примеру, лежал в больнице и вот решил помочь больным, другой хочет научиться взаимодействовать с детьми. И наша цель — сделать из обычных людей волонтеров. Есть люди, пришедшие к нам по религиозным соображениям, но принадлежность к той или иной религии для нас не так важна. Приходят в волонтеры и ищущие общения, совместного творчества.

И не забывайте, что волонтерство — это школа взросления и ответственности. Наш доброволец приходит туда, где он нужен и важен, лично значим. Многие дети очень дорожат встречами с кем-то конкретным. И это воспитывает волонтера. А мы сами — не воспитатели, наша задача — найти человеку дело по душе, научить его, организовать его труд, помочь, если будут трудности.

 

Источник: http://age.lenta.ru/generation/articles/2014/11/28/belanovsy/


«Даниловцы» нуждаются в деньгах. Организация волонтерской работы — не такое уж и простое дело.



Пожертвовать
Банковской картой


Через Яндекс.Деньги


Регулярные пожертвования
Банковским переводом
Через СМС
Через QIWI