Профилактика выгорания. Что в силах координатора? Часть 2

Добровольческое движение «Даниловцы» предлагает серию авторских публикаций «Волонтерство для чайников«. Мы даем ответы на разные-разные вопросы о волонтерстве. Нашим ответам можно доверять! Своими знаниями, размышлениями и опытом делятся опытные работающие сегодня волонтеры, координаторы волонтерских групп, специалисты и эксперты.


Профилактика выгорания. Что в силах координатора? Часть 2

Андрей Мещеринов создатель и первый координатор волонтерской группы в детском отделении НИИ Нейрохирургии им.Бурденко. По профессии — музыкант, скрипач, преподаватель. Сегодня Андрей — координатор и специалист по сопровождению волонтеров. Опыт волонтерской работы более 6-ти лет.

Андрей Мещеринов

Просто поговори со мной!

Прежде всего – с волонтерами нужно разговаривать. Например, в НИИ нейрохирургии им. Бурденко, куда волонтерская группа ходит навещать детей в детские отделения,  у нас было правило: «Пишем координатору в любом случае — приходим в больницу или нет».  И вот приходит смс-сообщение о том, что завтра волонтер не сможет присоединиться к группе. Можно ответить «Хорошо». А можно ответить «Хорошо, спасибо, что предупредил, будем ждать тебя в следующий раз» — давая понять, что тебе не все равно и ты будешь его ждать. Или если волонтер написал, что  останется дома из-за плохого самочувствия,  то ты, координатор, уже возвращаясь по дороге из больницы, можешь написать «Ну как ты там, как себя чувствуешь?». Это помогает оставаться с человеком на связи в любом случае. И хорошо бы, чтобы волонтер это  всегда чувствовал — что тебе не все равно!  Волонтер для координатора — не подчиненный, он живой, значимый человек, друг и соратник.

Я думаю, очень важен разговор с волонтером непосредственно перед посещением: спросить, как у него дела, как он себя чувствует, и узнать, например, что у него сессия, или что у него что-то хорошее на работе или в семье, а может и неприятности. Безусловно, не следует на грустном заострять внимание, но дать возможность проговорить это, если волонтеру нужно  – очень важно. Тоже самое во время посещения – если вдруг у волонтера что-то не получается: не удалось познакомиться с ребенком; или ребенок в раздраженном состоянии или плохом самочувствии, и  волонтер его нервирует; или он нервирует волонтера, и  волонтер в недоумении, как правильно себя повести, и т.д. В таких случаях координатор может подойти и поинтересоваться: как  идут дела,  что происходит, как складывается общение? И, соответственно, поговорить с человеком после посещения.

Очень важно, чтобы координатор умел пояснить волонтеру, что есть такие темы, которые мы ни в коем случае не будем замалчивать! Если это нужно и важно ребенку или волонтеру, то мы будем говорить на тему, например,  перспективы детей с синдромом Дауна, ДЦП и прочими нерадостными синдромами – как они будут жить, когда станут взрослыми. Не будем также табуировать и тему смерти детей. Например, у меня в практике был такой случай. В отделении, где работает наша волонтерская группа, несколько лет назад был ребенок, с которым мы дважды встречались. Я узнал о том, что малыша не стало. Из тех волонтеров, кто его знал лично, остались двое.  У  меня был выбор — я мог поделиться этим печальным известием только с ними, или со всеми. Я выбрал поделиться со всей группой, предложил помолиться вместе – потому что это тоже часть нашего совместного, хоть и трагического, опыта.

В моей практике координирования волонтерской группы бывали моменты, когда волонтеры звонили   с серьезными личными вопросами и переживаниями.  Но надо понимать, что это все же исключения. Координатор — не психотерапевт.  Ему может быть очень непросто «вытягивать» волонтера из трудного состояния. И, конечно, координатору тоже надо иметь поддержку в лице человека или людей, которые  готовы его выслушать, выспросить, обратить внимание. Именно это дает возможность координатору быть внимательным к волонтерам — потому что отдавать можно лишь то, что имеешь сам.

Мой опыт говорит, что очень важны встречи волонтерской группы – например, в кафе после посещения детей в больнице. Есть группы, которые встречаются после каждого посещения, обмениваются впечатлениями и делятся опытом. Мы же встречались по большим праздникам или в дни рождения волонтеров, так как частые встречи были мне не под силу.  Очень важно, чтобы у волонтера была возможность  отметить, или даже провести,  свой день рождения вместе, в нашей компании!

И это все, перечисленное выше, действительно, самое простое, что может сделать координатор, не будучи психологом, и это во многом может помочь волонтеру «не сгореть». 

Нагрузка – по силам, а не только по желанию

Координатору стоит бережно относиться к волонтерам. Есть отдельные очень хорошие добровольцы, которые вызывают сильный соблазн загрузить их поручениями или поддаться на их активность и разрешить делать все, что они хотят.  Понимаете, если волонтер говорит, что он на все согласен, координатору естественно хочется  решить все вопросы с помощью этого помощника. Одно дело, если ты договорился, что кто-то зайдет в Комус и купит цветную бумагу и пластилин к сегодняшнему  посещению, а человек  внезапно отказался, то раз-другой,  конечно, можно позвонить этому – «на все согласному» волонтеру. Но каждый раз пользоваться тем, что он готов поехать куда угодно и привези что угодно, нельзя —  это очень важно понимать! Если волонтер координатору действительно дорог, то хорошо бы найти размеренный ритм работы, скажем посещение не во все дни, а раз в неделю и не поручать ему все подряд, а распределять обязанности в группе и т.д.

Ответственность за себя

В случае если я вижу, что человеку что-то дается с трудом —  например,  знакомиться или общаться с детьми, или у него много внутренних личных вопросов, то я предлагаю ему ту или иную книгу, советую встретиться с психологом или посетить соответствующий тренинг. В «Даниловцах» налажена серьезная поддержка и обучение волонтеров. Для координатора — это большое подспорье в заботе о волонтерах.  Однако, если волонтеру было что-то предложено, но он не воспользовался этим предложением, а тем не менее  по прежнему продолжает ссылаться на то, что «что-то не так», я перестаю  нести внутреннюю ответственность за эту проблему. Я, как координатор,  безусловно, отвечаю за встречу волонтеров и детей в больнице. А вот то, что касается внутреннего мира волонтера — это я оставляю на его усмотрение. Но при этом я всегда готов помочь.

Пожертвуйте

Зачем я здесь?

Очень важно правильно человека настроить, объяснить, что самый главный вопрос – «зачем ты сюда пришел?». Важно, чтобы волонтер в сложных  ситуациях  не оставался  «в безвоздушном пространстве», а опирался на свой ответ: «я здесь для того, чтобы…»

Как ни странно, но каждый волонтер находит в волонтерстве именно то, что ищет! В волонтерской группе должно быть многообразие. У нас были совершенно разные люди: те, кто не переносит шум, или «артисты-зажигалки», кому надо внимание публики,  или те, кому очень сложно общаться  при первой    встрече или те, кто мог молча сидеть с ребенком два часа и «смотреть в одну точку» — и всем им было хорошо! Есть некая палитра того, что могут волонтеры: дети очень четко подмечают эти их особенности и выбирают именно то, что им самим  близко. И вот, в силах координатора поддерживать это  многообразие, помогать  каждому волонтеру  реализовать себя.

И каждому очень важно найти именно свое, уникальное место. Была у нас девушка-волонтер, которая говорила, что ей очень нравится заниматься с детьми, и у нее это хорошо получалось, но ей особенно хотелось бы заниматься  танцами! А в больнице это невозможно. Поэтому эта девушка стала волонтером в другом месте, где на протяжении долгого времени организовывала танцевальные занятия.

Кто на новенького?

Отдельно следует сказать о новичках. Новичка можно по-разному ввести в группу и к детям. Важно, чтобы он чувствовал поддержку и помощь. Например,  можно волонтера поручить кому-то из детей, сказав: «Вот Маша, он здесь в первый раз. Может быть, он немножко стесняется и боится — расскажите ему, как тут и что, поддержите его».  Таким образом, можно показать новичку, что его переживания и даже страх  здесь приемлемы. Это нормально, и даже дети готовы поддержать его.

Волонтер такой же человек, как и все остальные, как те же дети, к примеру, и ему  не чуждо ничто человеческое: ни страх, ни волнение, ни тревога. И лучше осознать и признать свои переживания, чем ходить с  «каменным лицом», правильным и «идеальным» видом, словно волонтер не совершает ошибок никогда. Более того, если человек, уже будучи опытным волонтером, будет продолжать сохранять этот «каменный», «идеальный» образ человека, который не может допустить ошибок, то мне как координатору будет сложно работать с ним. Неловко будет и другим волонтерам, и детям. Поэтому я  буду разговаривать с ним, пытаясь исправить ситуацию и помочь ему.

Можно — нельзя

Кроме того, каждая волонтерская группа имеет свои особенности, традиции, правила. В нашем случае, при общении с детьми в больнице складывается особенная атмосфера, которая новичку может быть непривычна, непонятна, где он может захотеть что-то поменять. Поэтому, когда приходили новые люди, я как координатор всегда рядом, и моя задача — показать, какое общение здесь принято, и объяснить, почему именно так. Как правило, то, что новичок встречает — это плод долгого труда по созданию группы, это опыт нескольких лет, и учет  особенности больницы, прежде всего персонала, конечно, и особенности детей и их болезней, и тех форм общения и взаимодействия, что прижились и стали значимы именно тут.

Если новичок от волнения и тревоги отрывается от общения с детьми и начинает, к примеру,  давать педагогические советы, то мы  стареемся «приземлить» его, потому что всякое  назидание в нашей группе не принято.  Можно сказать, например, «а знаешь, в моей жизни так не работает». По нашему опыту,  на отношениях с детьми очень плохо сказываются оценочные суждения со стороны волонтеров и координатора.  Я сам очень жестко реагировал на такое. Свобода волонтера быть собой должна быть в ту меру, в которой она не вредит другим. Это одно из условий долгой и плодотворной работы.  Задача координатора сделать так, чтобы и волонтер понял,  что его не собираются оценивать.  Ему не нужно «строить из себя» что-то такое, чтобы его «оценили». Очень важно знать, что мы также не оцениваем и не сравниваем работы детей.  Для ребенка то, что он сделал, по определению, хорошо, потому что он это сделал.

Мы, координаторы, в этом смысле тоже не должны указывать волонтеру, что ему делать. Если, например, он хочет плести из бисера, а и у него не очень-то получается, да и мне это чуждо, я не понимаю, как можно получать от этого удовольствие, но волонтер все равно плетет, то это просто замечательно. Искренность волонтера чувствуют дети и для них это самое важное, поэтому я восторгаюсь результатами. Еще, к примеру, если волонтер рисует какую-то картинку с ребенком, и тона ее имеют грустный, унылый оттенок, то я могу поинтересоваться у волонтера, как его настроение, постараюсь сочувствовать ему. Но ни в коем случае не скажу, что у нас так не принято или это вообще нельзя делать с детьми!

Хотя есть вещи, которые я, как координатор, в отношении детей не допущу. И точно также я даю право волонтерам не допускать некоторые вещи в их адрес со стороны детей. Волонтеру, в случае чего, я скажу, что у нас так не принято, мы так не делаем, не разговариваем. Тоже самое я скажу детям при недопустимом отношении к волонтерам – агрессии, мате, оскорблении и так далее! Это естественная защита волонтеров  координатором, и новички особенно нуждаются в этой защите.

Груз на наших плечах

Следует сказать еще об одной области ответственности координатора, которая на самом деле очень важна, но для сторонних людей и новичков волонтеров она может быть не очевидной.  Это — организация труда и правильное распределение ролей в группе. В этом процессе координатор – тот, кто помогает волонтерам, осуществляет связь с учреждением и с волонтерами, организует встречу в учреждении, распределяем нагрузку между волонтерами.

Если кратко, то координатор – это тот, кто несет на себе груз ответственности. Больше он может ничего не делать. Но это – очень важно! Само присутствие координатора означает для волонтера, что груз ответственности не на нем, а на координаторе и на группе. Волонтер при этом гораздо свободнее и спокойнее себя чувствует. Но при этом, конечно, ответственность за непосредственное общение с ребенком, если мы говорим о больнице, лежит на волонтере.  И если волонтер это понимает, то он будет оставаться ответственным, дисциплинированным, что поможет ему не выгорать.

Текст подготовлен к публикации Надеждой Лавровой и Юрием Белановским

Заметку «Профилактика выгорания. Часть 1» см. тут: http://www.danilovcy.ru/2015/02/profilaktika-vigoraniya1/

Пожертвуйте

Согласен с договором оферты о добровольном пожертвовании.

Банковской картой


Через Яндекс.Деньги


Через QIWI
Банковским переводом
Через СМС
Через терминалы


WebMoney


Со счета телефона
recommend to friends
  • gplus
  • pinterest