Добровольческое движение «Даниловцы» предлагает серию авторских публикаций «Волонтерство для чайников«. Мы даем ответы на разные-разные вопросы о волонтерстве. Нашим ответам можно доверять! Своими знаниями, размышлениями и опытом делятся опытные работающие сегодня волонтеры, координаторы волонтерских групп, специалисты и эксперты.


Лидия Алексеевская — создатель и первый координатор волонтерской группы Движения «Данилловцы» в Российской детской клинической больнице (в отделениях гинекологии и нефрологии). По профессии — психолог, детский игровой терапевт. За плечами пять создания и проведение психолого-педагогических программ в детском лагере «Звезда Вифлеема». Сегодня Лида — координатор и специалист по сопровождению волонтеров. Опыт волонтерской работы более 6-ти лет.

Зачем нужно сопровождение и поддержка волонтеров?

 

В чём смысл сопровождения и поддержки волонтёров? Откуда у них берутся проблемы, какие они, чем грозят? Чем мы можем помочь волонтеру, а что мы не в силах изменить? Зачем вообще добровольцу помогать? Для меня все эти вопросы так или иначе связаны с главным  философским вопросом:  в чём вообще смысл прихода волонтёра к подопечному?

На мой взгляд, может быть два ответа. Первый — из позиции «сильного». Волонтер — своего рода «Бэтмен», который пришел спасать слабых. Такой волонтер не нуждается в обучении или поддержке: на то он и Бэтмен. Он может лишь развивать свои навыки. И второй ответ: приходит человек к человеку. Один человек, со своей силой и слабостью, к другому такому же человеку. Такой взгляд чрезвычайно важен для нашего добровольческого движения «Даниловцы». Да, у подопечного есть какая-то нужда, какая-то «недостача», но это не является основанием чувствовать себя сильнее и увереннее его. Значимо то, что два человека встречаются в какой-то жизненной ситуации, и это их встреча наполнена важным смыслом для обоих.

Принципиально важно, чтобы у волонтера был свой личный смысл! Иначе ничего не получится.  Если смысл есть, то волонтер  не будет использовать подопечных в качества средства утверждения себя как «Бэтмена». Он идет к человеку со своим вопросом, со своей жизнью и встречает человека – пусть ребёнка – со своей жизнью и своими вопросами. В этом смысле они на равных, и могут уважительно относится друг ко другу.

Но даже в этом случае, если волонтер принципиально отказывается от поддержки со стороны (друзей, близких, специалистов и проч.), либо у него нет возможности получить  поддержку, то он становится «Бэтменом». Потому что он должен отдавать, отдавать, отдавать.  Если волонтер отдаёт, а сам не принимает помощи от других, то он автоматически попадает в ситуацию, когда он должен быть сильным, а ребёнок автоматически оказывается в положении, когда он должен быть слабым.

Поэтому для меня принципиально важно, что волонтеры — это тоже люди. Это люди, которые точно так же, как и их подопечные, как любой другой человек, нуждаются в помощи,  поддержке и участии. Когда встречается человек с человеком, в их общении могут быть трудности, непонимание, ошибки. Это нормально, это жизнь. Вообще, общение человека с человеком – это целое искусство. Искусство, где есть место проблемам, особенно, когда встречаются люди с непростыми судьбами. А судьбы часто непростые, как у подопечных, так и у волонтеров.

Сказанное дает мне основания перейти к практическим вопросам. Я встречала следующие конкретные проблемы у волонтеров.

Первая и наиболее очевидная – это недостаток навыков и умений для начала волонтёрской деятельности. Как лепить? Как рисовать? Как раскладывать материалы? Всё это волонтёру-новичку нужно знать, чтобы  чувствовать себя «в безопасности». Мы стараемся откликнуться и готовим специальные мастер-классы для волонтеров по рукодению, играм и т.д. Но, как ни странно, оказывается, что подобные занятия не очень востребованы.

Дело в том, что лишь поначалу волонтёра всерьез беспокоит, что и как он должен выполнять. Очень быстро приходит собственный опыт. Достаточно вместе с волонтерской группой посещать больницу (или детский дом) и встречаться с детьми.  Волонтер быстро вливается в процесс и для большинства новичков  проблема исчезает. Есть, конечно специфические интересные темы, к примеру, как действовать, если ребёнку нельзя работать с ножницами или клеем, или если ребенок слепой, или как взаимодействовать с группой детей разного возраста. Но этому тоже учатся в процессе, здесь тоже у каждой нашей волонтерской группы есть определенные наработки, методы, которые несложно перенять, если есть личный мотив и желание.

С обретением первого опыта перед волонтерами встают куда более важные и серьезные вопросы — о построении отношений с подопечными, таких отношений,  которые будут созидательны для всех, а не разрушительны. Так или  иначе, это уже  разговор о границах ответственности, то есть понимания: зачем я сюда пришёл, в чём моя роль, кто я, как понять себя, как познакомиться с подопечным, как услышать себя и как услышать другого и т. д.

Этим вопросам у нас посвящено много тренингов, и именно они пользуются большим спросом. Ребята на тренингах рассказывают о своем опыте, обмениваются опытом, пытаются взглянуть на себя со стороны. Они начинают лучше понимать себя, свои желания, других людей, и это помогает им выстраивать безопасные и стабильные отношения с подопечными, в том числе не манипулировать  и не поддаваться на манипуляции.

В наиболее благоприятном развитии событий наступает и третья ступень, которую я называю самореализацией. Она состоит в реализации потенциала взаимодействия волонтёра с подопечным, в создании красоты: красоты отношений, красоты их совместного творчества. «Я могу это делать и я вместе с подопечным делаю это хорошо, красиво» «Пусть я просто разговариваю с ним накануне операции, но наш разговор — это как произведение искусства». «Пусть я плету бисером с подопечным, но за час мы создаем вместе такую красоту, что все ахают». Самореализация такого рода не имеет ничего общего с оттачиванием своих профессиональных навыков. Допустим, человек хочет танцевать, но среди волонтёрских проектов он не нашёл для себя что-либо с такими возможностями. Тогда выбор волонтёра и варианты его дальнейшей самореализации – это остаться помогать детям в том, в чём они действительно нуждаются, или уйти и искать для себя что-то другое. И когда доброволец сам делает этот выбор, когда чётко осознаёт, для чего он здесь, он стремится делать это красиво.

В профессиональном плане, сказанное выше, означает, что задача специалиста сопровождающего волонтеров, опознавать проблемы и снабжать волонтёра способами их разрешения. При этом сопровождающие работают не только с проблемами личного характера. Также они помогают группам. Скажем,  решение вопросов о взаимоотношениях волонтеров друг с другом, с координатором — это уже  область сопровождения группы.

Под группой мы понимаем сообщество волонтёров, которые являются гостями для одних и тех же подопечных, и друзьями друг для друга —  с разной степенью близости друг для друга. В силу того, что у разных таких сообществ подопечные из разных слоёв населения (сироты, тяжело больные дети, бездомные люди, заключённые), каждая группа нуждается в своём инструментарии. В таком случае мы не учим, а учим учиться. Если нужно организовать праздник, то мы поможем самой группе  придумать сценарий к нему, и т.д..

Кроме того, группа как таковая нуждается в выстраивании поддерживающих отношений внутри неё. Внутригрупповые отношения также должны быть безопасными и конструктивными, группа должна быть «точкой опоры» для своего волонтёра всегда, а особенно в сложные ситуациях. Поэтому на встречах мы вместе с группой вырабатываем общее видение таких моментов  и стратегии действия в них– например, когда волонтеры сталкиваются с разрушительным поведением родителей больных  детей или с агрессией самих детей. А иногда ребята в группе просто друг друга плохо знают, и задача встречи – познакомится поближе, узнать друг о друге в каком-то неожиданном ракурсе, поддержать атмосферу взаимного доверия и радости друг о друге.

Ну и особенно нам важно, чтобы волонтеры лучше поняли друг друга и смогли обрести поддержку и соратников не только в лице координатора или сопровождающего, но и друг в друге. Должна быть такая встреча, на которой группа приходит к осознанию, в чём смысл её помощи подопечным и к способу прийти к тому красивому результату, о котором мы говорили. Тогда же волонтёры понимают, в чём «соль» их коллектива, в чём уникальность их общего дела, и как отнестись к нему наиболее творчески. Такие задачи возникают нечасто, но они всегда интересны.

 

Текст подготовили Ирина Белоусова и Юрий Белановский



Банковским переводом
Через СМС
Регулярные пожертвования
Банковской картой


Через Яндекс.Деньги


Через QIWI


WebMoney


Со счета телефона


Через терминалы