«Независимая газета» опубликовала статью о Добровольческом движении Даниловцы.


В какой-то момент накрывает усталость от всего: и от бесконечных красот инстаграмма, и от чрезмерного креатива «ВКонтакте», и даже от политизированности Facebook. Наступает момент, когда хочется встать и выйти на улицу, увидеть живых людей, банально помочь хоть кому-нибудь перейти через дорогу в подсознательной надежде на то, что это снимут видеорегистраторы, выложат в Сеть, ты поделишься, и благословенные лайки замигают красным. Одергиваешь себя – ведь не ради славы! Множество лайков можно заработать и простым репостом просьбы о помощи, особенно если дописать пару слов от себя, поставить восклицательные знаки где надо – плавали, знаем. Совесть можно успокоить, перечислив деньги на счет очередного фонда. Но в какой-то момент это перестает быть достаточным. И потребность сделать что-то хорошее-великое-вечное перевешивает все. Вспоминаешь, начинаешь вбивать в поисковиках все возможные сочетания со словом «добро» и в какой-то момент зависаешь на одном из сайтов. В моем случае это оказался сайт добровольческого движения «Даниловцы», хотя с таким же успехом я могла бы остаться и на «Милосердии» или «Старших братьях и сестрах».

Просто совпало. Совпало на пластилиновом слоненке.

«Ваня – мой самый-самый первый подопечный. В первое мое посещение РДКБ (Российская детская клиническая больница. – «НГ-политика») мы вместе лепили из пластилина слоненка. Кажется, это было так давно. 27 октября 2012 года. Спустя несколько лет снова встретились. Он подрос, повзрослел. Больше подросток, чем маленький мальчик, с которым я познакомилась осенью 2012-го. Но сколько радости от встречи! И он тебя узнает, и ты его! И вот выясняется, что слоненок за эти годы никуда не делся – он до сих пор живет у Вани дома. На полке. Не выброшен. Не забыт. Стоит живая память о маленькой творческой встрече. Казалось бы – мелочь, но разве слоненок может быть мелочью?» – это рассказ волонтера о первой встрече с подопечным,

И у меня тоже теперь есть свой слоненок – совсем крохотный, из бирюзы. Который теперь всегда со мной. Как маленькое напоминание, зачем я это делаю. Через какое-то время лишаешься иллюзии, что волонтерство – это ради помощи ближним, и приходишь к осознанию, что это ради собственного спасения от поглощавшей тебя пустоты.

Стать даниловцем не так просто, как хотелось. Приходится записаться на собеседование, принять условия этой организации, но зато и получить преференции, которые у них есть, – накопленный за семь лет опыт и 18 уже сформировавшихся групп помощи, среди которых не только помощь детям, но и взрослому населению. Плюс возможность выбора – наиболее активные экстраверты могут выбрать группы помощи детям в больницах и приютах, где нужно много общаться, заниматься творчеством с детьми, устраивать им праздник, а самые закрытые интроверты, например, – группу переписки с заключенными, где можно долгие годы общаться с людьми, так ни разу их и не увидев.

«При первой же встрече с желающим стать нашим волонтером, – говорит руководитель добровольческого движения «Даниловцы» Юрий Белановский, –   мы четко обозначаем сферу его компетенции. Вокруг любого благополучателя всегда существует своя среда: врачи, родные, друзья, воспитатели, представители органов власти и т.д. Волонтер не может, и мы это особо подчеркиваем, никого заменить из этой среды, он обязан оставаться собой. К примеру, в больнице волонтер не может встать между мамой и ребенком, даже если мама «не в себе», волонтер не может ставить под сомнение предписания врача и тем более не может назначать лечение. Задача волонтера – встроиться в существующую среду и оказывать помощь в сотрудничестве со всем окружением благополучателя, выстраивая границы и доверительные отношения».

Есть базовые принципы волонтерства, с которыми вас также ознакомят: не навреди; будь готов помогать нуждающимся вне зависимости от национальности, вероисповедания и социального статуса; учитывай интересы своих близких; соблюдай правила; не пытайся заменить профессионалов (врачей, пожарных, воспитателей); соблюдай и удерживай границы; вкладывай усилия, а не деньги; опирайся на свои реальные возможности; работай в команде.

Если вышеперечисленное по каким-то критериям вам не подходит или перестает устраивать через какое-то время, вы свободны в своем выборе. Точно так же организация оставляет за собой право без озвучивания причин отказать вам в сотрудничестве. И это правило тоже принимаешь, на собеседовании тебе объясняют, почему оно появилось – у даниловцев очень уважительное отношение к волонтерам: вы имеете право задавать все интересующие вас вопросы и получать на них ответы.

«Волонтеры – это не бесплатная рабочая сила. Это те, чье сердце откликнулось на беду. Они помощники и партнеры. Мы как организация вместе с ними отвечаем за их труд. Как правило, волонтеры-новички не имеют квалификации и большого опыта. Они не в состоянии результативно решать сложные задачи. Их труд должен быть организован, разбит на составные задачи, они должны понимать смысл и знать результат. Это все задачи координатора, который есть у каждой нашей волонтерской группы. С любыми своими проблемами, возникающими в ходе работы, волонтер в первую очередь идет к координатору», – подчеркивает Белановский.

Кроме координаторов работу волонтерской группы сопровождают психологи, которые проводят как групповые встречи, так и индивидуальные, по запросу волонтеров.

«В чем смысл сопровождения и поддержки волонтеров? Для меня этот вопрос так или иначе связан с главным  философским вопросом:   в чем вообще смысл прихода волонтера к подопечному? На мой взгляд, может быть два ответа. Первый – с позиции «сильного». Волонтер – своего рода Бэтмен, который пришел спасать слабых. Такой волонтер не нуждается в обучении или поддержке: на то он и Бэтмен. Он может лишь развивать свои навыки. И второй ответ: приходит человек к человеку. Один человек, со своей силой и слабостью, к другому такому же человеку. Такой взгляд чрезвычайно важен для нашего движения. Для меня принципиально важно, что волонтеры – это тоже люди. Это люди, которые точно так же, как и их подопечные, как любой другой человек, нуждаются в помощи, поддержке и участии. Когда встречается человек с человеком, в их общении могут быть трудности, непонимание, ошибки. Это нормально, это жизнь. Вообще общение человека с человеком – это целое искусство. Искусство, где есть место проблемам, особенно когда встречаются люди с непростыми судьбами. А судьбы часто непростые как у подопечных, так и у волонтеров», – считает координатор по сопровождению волонтеров Лидия Алексеевская.

«Бывает, что человек (в нашем случае – волонтер) участвует в нескольких благотворительных проектах: помогает на ярмарке, навещает детей в больницах, кормит бездомных, что-то делает на благотворительных ремонтах и при этом у него работа, учеба, помощь друзьям, родственникам, – рассказывает психолог добровольческого движения «Даниловцы» Светлана Перегудова. – Волонтер может таким образом испытывать себя на прочность и при этом чувствовать, что нужен всем, может получать одобрение от окружающих его людей за свою активность, отзывчивость, доброту… Но при всем этом если у человека нет ясного понимания, зачем ему это нужно, каковы его силы, что он в себе через это восполняет, нет осмысления деятельности через свои ценности, то он может столкнуться с эмоциональным выгоранием. Через добрые дела человек ставит амбициозную цель «помочь всем», при этом не имея возможности найти себе места в этой жизни, пытается его найти среди добрых дел, других волонтеров или людей, которые нуждаются в помощи. Все это в итоге приводит к излишней нагрузке. Если волонтер не осознает четко и глубоко, что же положительного приносит ему самому его доброе дело, то для него существует опасность втянуться в деятельность, разрушающую его».

Психологи помогают сохранить здоровые, партнерские отношения в группах. И зачастую волонтеры, пройдя школу даниловцев, идут обновленными в жизнь.

Мне пока еще далеко до этого. Каждый раз перед тем, как открыть дверь к подопечным, я сжимаю в ладони маленького слоника из бирюзы как напоминание о том, как я сюда дошла и куда иду, но ни в одном из моих профилей в социальных сетях вы не сможете его увидеть – это моя маленькая победа над виртуальной реальностью и шаг в настоящую жизнь.

Лана Парастаева