В блоге добровольческого движения Даниловцы на сайте «Эхо Москвы» опубликован очередной материал «Журналистку и её больного сына спасло не государство»


 

Ремонт в квартире талантливой журналистки Елены Вербениной подходит к концу. Ее сын Максим, семнадцатилетный инвалид-колясочник, лауреат множества музыкальных конкурсов, включая парижский, с нетерпением ожидает въезда в преображенное жилище. Волонтёры-даниловцы своими руками без всякой платы за труд сотворили настоящее чудо. Самое удивительное то, что даниловцы не видят в своей деятельности ничего удивительного.

Елена Вербенина, сотрудник порталов «Милосердие», «Православие и мир»

Жили мы в совершенно безвыходном положении. Состояние в квартире было ужасное. Я понимала, что в моей ситуации не смогу оплатить труд рабочих. Как сейчас помню, был конец февраля. Обычно день начинается с того, что я просматриваю новости и ленту Фейсбука. Увидела объявление от  даниловцев: «Дорогие друзья! Делаем благотворительные ремонты». Я понимала, что на такие дела всегда очень много претендентов. Но я позвонила. Через два дня ребята приехали с инструментами и  начали делать ремонт.

У моего Максима заболевание спинного мозга. Как оказалось, врожденное. Оно появилось далеко не сразу. Когда ему было два года, все было нормально. Врач что-то увидел и направил нас к генетику. Генетик сказал, что, к сожалению, ваш ребенок не сможет ходить годам к 30. Максим перестал ходить в 12 лет.

Даниловцы выполняют сложнейшую задачу: адаптируют квартиру для ребенка-колясочника. Мы столкнулись с огромным количеством проблем, потому что наши советские квартиры совершенно не приспособлены для таких людей. Мы вместе все обдумываем, переделываем. У ребят хватает настойчивости добиваться того, чтобы все было максимально востребовано ребёнком.

Мне кажется, профессиональные строители не вложили бы столько души. А когда делается  с душой, то и качество получается соответствующее.

У Максима неожиданно открылись способности: поёт, занимает места в различных конкурсах. Сначала закончил музыкальную школу. После этого было конкурсов 20, где он занимал места. В Париже в том числе. Мы готовимся поступать в Академию искусств, ходим на курсы по вокалу. Когда Максим въехал в квартиру (а я нетерпеливая, знаете, быстренько шторки повесила), он сказал: «Ах! Поскорее бы начать здесь жить».

Я хотела, чтобы все резко отличалось от  того, что было в жизни Максима раньше. До этого были голые стены и серые рваные обои с пятнами. Какой-то устойчивый грязно-бежевый мотив. Я спросила: «Какого  цвета хочешь комнату?». Он сказал: «Зелёную». Я хотела все кардинально изменить. Пусть это коммунальная квартира, пусть не  евро-ремонт, но общее впечатление должно совершенно отличаться от того, которое было в съемной жизни.

Если бы не даниловцы, ничего не получилось бы. Несмотря на то, что был объявлен сбор помощи на сайте Милосердие.ру. Я вызвала специалиста по интернету: смету составить. Объяснила, что мне нужно и дверные проемы расширять, и делать разные конструкции,  и канализацию, и проводку. Сумма, которую он мне назвал, была заоблачной.

Цена таких ремонтов почти равна цене квартиры. Лучше было бы, если бы помещение было просто бетонной коробкой, потому что демонтаж всего старого — это еще большие деньги. Я бы сама ни за что не  справилась не смотря на то, что я — не лодырь. У меня по две-три работы. Но с моими тратами, когда и ребёнка нужно поднимать. Физически это нереально.

Я почему-то запомнила наш первый день. Приехали даниловцы на двух машинах. Мы дружно поехали в «Леруа Мерлен». У меня на время появилась большая дружная семья, которая не оставит в беде. Ощущение плеча. Я буду благодарна даниловцам всю жизнь. Ребята задавали вопросы: «А как будет лучше Максиму? А это ему понравится?» Подход просто удивительный. На стройматериалы уходили огромные деньги. Я безмерно благодарна всем читателям сайта «Милосердие.ру» за их помощь! Ремонт почти окончен. И я могу точно сказать: я  осилила его только с помощью добровольцев и людей, пожертвовавших нам средства.

Я желаю даниловцам, чтобы они крепли, чтобы их согревала благодарность людей, которым они помогают. Я точно знаю: насколько люди благодарны, настолько у этих ребят вырастают крылья. То, что они делают, реально меняет жизнь. Когда речь идёт об инвалидах, люди сочувственно относятся: да, нужна реабилитация, операция, лекарства. Я  очень рада, что есть люди, которые понимают, что ремонт – это такая же  реабилитация. Она меняет жизнь ребёнка, помогает ощутить полноту. Без этого жизнь была бы унылая и монохромная. А тут пришли ребята  с какими-то шутками, энтузиазмом, и  потихоньку получается красота.

Максим Вербенин

Даниловцы — отличные пацаны, очень душевные. Знают свое дело, и я бы им любой ремонт доверил. Знаю Серегу, Пашу да  всех знаю. Мы с ними ходили и покупали разные вещи для ремонта.

Люблю классическую музыку. Недавно ходил на концерт Хворостовского. Нравится оперная певица Элина Гарача. Увлекаюсь вокалом. Цель моей жизни — музыка. Хоть и слушаю иногда рок, в основном академическую музыку люблю. У меня самого — баритон.

Цветовую гамму для квартиры сам выбирал. Цвета эти мне как-то по душе.

 

Cергей Блинов, координатор группы ремонтов

Сейчас постоянных волонтёров у нас очень мало. Человек пять. Были времена и получше. Но были и похуже. Так вот и живем: с переменным успехом. Есть волонтёры, которые ходят  годами, но раз в  три месяца.

На движение «Даниловцы» я вышел каким-то чудом, через медиа-портал «Предание», где скачивал архивы. Мне нравится протоиерей Дмитрий Смирнов, я слушал какие-то его проповеди. На этом портале натолкнулся на даниловцев. И вот уже два года там координатором работаю.

По профессии я автомеханик. Три дня у меня были свободны по графику. Я не такой человек, чтобы идти куда-то пиво пить. Мне интереснее что-то продуктивное делать. Заполнил анкету, отослал.

Люди к нам приходят самые разные: бухгалтеры, менеджеры среднего звена, психологи, учителя английского, социальные работники. Кто-то уходит, кто-то приходит. От жизненных обстоятельств все зависит.

Люди не обязательно именно церковные приходят. Есть такие, но не сказать, что очень много.

Мы что-то вместе делаем. Это объединяет, это интересно. В выходные некоторые желают таким вот образом время проводить. У нас есть семейные пары. Например, Евгений и Наташа, которые недавно поженились. А я нашел здесь супругу Свету.

Детали ремонта заказывают сами подопечные. Говорят: хочу то или хочу это. Примерно задают цветовые тона. Допустим, хочу, чтобы обои были синие, а потолок белый. Некоторые говорят: «Я вам доверяю. Вы, вроде бы, хороший парень. Делайте, как захотите».

По  ютубу сам учился, всё потихоньку постигал. Сначала не было даже понимания, как все правильно сделать. Это целая наука. Тут за деньги нормально не могут сделать, а уж чтобы дилетанты… «Не получается — пойду напьюсь» — это така себе русская логика. Но это не  дело. Вера в Бога и  терпение помогают не опускать руки.

Случались и очень неприятные моменты. Например, во время ремонта на Авиамоторной. Было обидно до слез. Мы от всей души старались. Это был ремонт, на который ушло больше всего денег. Это еще до кризиса было. В итоге хозяйка вообще перестала нас принимать. И каким-то невообразимым образом мы  забрали оттуда инструменты. Нам часто не открывали. Не знаю почему. Там жила мама-пенсионер и две дочки. У одной сахарный диабета, а  у другой инвалидность по голове. Понимаете, волонтеры не могут все сделать идеально. Она, может, ожидала, что мы ей евро-ремонт сделаем, а мы сделали средне. Запросы бывают такие, что ты  еще и должен оказываешься. При том, что ты старался для человека. А тебе садятся на шею и говорят: ты не так везешь, меня укачивает. При это нужно быть сдержанным и даже извиняться.

Самый главный момент — отношение человека к тому, что он получет. Если он всё принимает с благодарностью, идет на какие-то уступки, понимает, что мы все-таки  волонтёры, получается идеально. В Бутово был пример: мама и трое детей в квартире — однушке. Наш самый великолепный ремонт. Мы сделали его за две недели. Они настолько были рады и благодарны, что нет слов.

Мы  научились сами и можем научить кого-угодно: положить ламинат, поклеить обои, сделать навесной потолок, электрику, двери и много чего ещё.

Чем больше разыгрывается фантазия, тем дороже это стоит. Люди не поймут, если мы будем перегибать палку. Допустим, кто-то пожертвовал 500 рублей, потом смотрит — а там делают такой евро-ремонт, что уму не постижимо. Нам важно сделать как можно больше, а не как можно дороже. Людям плохо, и наша задача – сделать так, чтоб можно было жить, а не чтобы мрамор был повсюду.

Бывают непонятные люди и среди волонтёров. Главное — это терпение и стремление к  развитию.

Волонтёр Даниил

Я уже давно к даниловцам присматривался. Мне 38 лет. Работаю инженером-технологом. На хорошо оформленном сайте даниловцев есть подробная информация, куда и зачем идти.

Было желание делать ремонты. Это наибольшая польза, которую могу принести. Мне это самому интересно. Работа с детьмя требует знаний, профессиональных навыков, опыта или таланта.

Как пришел в волонтёрство? Вопрос сложный. Тут много личных моментов, и раскрывать свою душу не очень хочется. Есть понятие необходимости этой деятельности — вот  и все.

Необходимо больше людей. Волонтёры — это не профессионалы, и все дается несколько сложнее, чем хотелось бы. Чем больше людей, тем легче исправить какие-то ошибки.

 Волонтёр Анастасия

Меня зовут Настя. Мне 18 лет. Я учусь в Первом Московском образовательном комплексе уже четвёртый год. Буду работать косметологом, визажистом и массажистом. Работа нравится. Делаю массаж друзьям и знакомым. У меня уже четыре постоянных клиента.

Я  пришла  к даниловцам летом, когда не было каких-то срочных занятий. Нашла их контакты в интернете. У меня одно время была какая-то затяжная грусть, и я постоянно искала, где бы себя задействовать. Отсюда, с  ремонтов, иногда уходишь и не жалеешь, что день прошел.

Первые впечатления, полученные в обществе даниловцев: было очень весело, много шуток и смеха. Здесь раньше было больше людей. Приходили человек по восемь.

Для меня стоит ходить сюда, чтобы отключиться от дикого стресса, который иногда посещает каждого, чтобы посмотреть на других людей, поучиться у них чему-то, отдохнуть от своей работы. Для меня, например, это отдых.

Единственная негативная черта в волонтёре — безответственность за то, что делаешь. То есть, это не мой ремонт, а  чужой, и лишь бы  сделать. С этим нужно бороться.

Добровольческое движение «Даниловцы» приглашает всех желающих стать волонтёрами в группе благотворительных ремонтов.     

Текст Анны Рымаренко

Внимание: в данный момент в больницах острая нехватка волонтеров и средств! Ждём вас, дорогие друзья. Стать волонтером и помочь волонтёрскому движению может каждый, имеющий хотя бы искорку желания делать добро.

Волонтерство — один из кирпичиков гражданского общества! Мы помогаем обществу становиться содружеством ответственных людей и меньше быть биомассой.

«Волонтерство для чайников» — просветительское направление «Школы социального волонтерства»Добровольческое движение «Даниловцы» предлагает серию авторских публикаций. Своими знаниями, размышлениями и опытом делятся опытные, работающие сегодня волонтеры, специалисты и эксперты.