Информационный портал Эхо Москвы опубликовал заметку о Добровольческом движении «Даниловцы«.


Журналист Елизавета Жирадкова вместе с волонтерами Добровольческого движения «Даниловцы» посетила один из психоневрологических диспансеров Москвы и поделилась своими впечатлениями.


Промзона рядом с метро выглядит неутешительно, а в сумерках — даже как-то апокалиптично. Такой пейзаж наблюдаешь по дороге в детский психоневрологический диспансер. Мы собираемся посетить младшую группу пациенток – от 7 до 12 лет.

Сразу бросается в глаза, а точнее – прямо в мои объятья, ребенок со взъерошенной шевелюрой. Он падает с криками «Лови меня!» и не оставляет выбора: я ловлю. Сперва кажется, что это мальчик: с короткой стрижкой и хрипловатым голосом. А вот и нет – это Маша. Она бегает по комнате и в каком-то радостном исступлении обнимает по очереди всех нас, пришедших волонтеров. Так реагируют и многие другие дети. Эта внезапная и искренняя радость детей от нашего появления ошарашивает и смущает.

У Маши, как и у многих других девочек в младшей группе, синдром дефицита внимания и гиперактивности. И это, пожалуй, самый безобидный случай. У других – психозы, шизопатические расстройства, аутизм. Более того, большая часть пациенток – воспитанницы детдомов.

Тут, в больнице, дети проходят упрощенную школьную программу. До нашего прихода они делали уроки. Когда все сидят вместе, особенно хорошо заметен контраст во внешности. С симпатичными девичьими личиками соседствуют другие — мальчиковатые (как у Маши), а некоторые — с непропорциональными, деформированными чертами лица. Это следствия так называемого алкогольного синдрома плода. За этими девочками вряд ли будут бегать мальчики…

«Сегодня мы будем делать розочки», — говорит Ира и, как фокусник, достает цветную бумагу и картон. Дети смотрят на яркие предметы как зачарованные и на вопрос, все ли ходят вырезать розу, отвечают единогласным «да».

Ира – волонтер крупнейшего в России Добровольческого движения «Даниловцы», которое занимается социальным волонтерством, занимается давно и серьезно. Волонтерские отряды «Даниловцев» еженедельно радуют обитателей детских домов и больниц, наркодиспансеров, онкоцентров, колоний. Всего под патронажем волонтеров около восемнадцати мест, и это не считая благотворительных ремонтов для бедных, ужинов для бездомных и прочих акций. В больнице «Даниловцы» обычно занимаются с детьми поделками. С играми дело обстоит труднее: подвижные здесь запрещены, а психологические не получаются – у многих детей просто не получается открыться.

Поделки же идут на ура, а розочка вообще стала настоящим хитом. Все девочки углубились в колористику, выбирая цвета для стебелька и лепестков. На какое-то время ощущаешь себя в обычной начальной школе. Девочки как девочки.

— Лиза, вырежи мне цветок, — зовет Маша.

Маша сама за ножницы не берется, только подсовывает мне бумагу. Оказывается, ножницы как колюще-режущий предмет девочкам трогать нельзя.

Из младшей группы выходишь совсем раскрасневшимся – то ли от эмоционального напряжения, то ли от смущения из-за такого внимания со стороны детей. В старшей группе (от 12 до 17 лет) краснеть не пришлось – здесь нас восприняли гораздо спокойнее. В самом углу комнаты я заметила девочку, очень старательно мастерившую цветочную аппликацию. В отличие от соседок, Вера ни с кем не говорила и даже ни на кого не смотрела. Она, как загнанный зверек, примостилась в конце стола. Прежде чем посмотреть прямо в глаза, она косится на стол и отвечает тихо, если вообще заговорит. Я подсела к ней и попыталась повторить ее красивую аппликацию.

Потом Вера кое-что рассказала. Оказалось, она в этой больнице уже второй раз. В первый — попала сюда с сестрой из-за нервного срыва. Их жестоко травили в школе. После Вера сменила учебное заведение. Но травля не кончилась. Сейчас она легла сюда по собственному желанию: в школу ходить не может. Несмотря на то, что очень скучает по дому, по маме и бабушке, уходить отсюда не хочет. Над рисунком Вера старательно выводит слова «Мамочке и бабусеньке. Я вас очень люблю!». Рядом ставит сердечко. Бабушка с мамой навещают Веру, но, кажется, редко.

Здесь, в старшей группе, у большинства девочек проблемы в семье. Замечаю на некоторых цветастые халаты. Это опознавательный знак беглянок. Халаты надевают тем, кто сбегал из дома либо пытался сбежать отсюда. Другие же, чтобы избавиться от домашних проблем, действовали радикальнее — пытались совершить суицид. Хотя причины суицида разные: кто-то просто хотел доказать всем, что он на это способен, кого-то бросил любимый человек. Но самый частый случай – это проблемы в семье.

У скромной тихой Полины по линии вены от запястья до локтя глубокий шрам, вряд ли он когда-нибудь заживет. Так Полина пыталась исполнить желание мамы: та сказала, что ненавидит ее и попросила сделать так, чтобы ее больше не было. Теперь маму лишают родительских прав, а Полину должны отправить в детдом. Единственная надежда – тетя, которая может забрать Полину к себе домой.

От Вари дважды отказывались приемные родители. Сейчас ее воспитывают третьи, которые и положили ее в больницу. «Меня скоро выпишут. Я так хочу увидеть маму», — говорит Варя. «Мама у меня хорошая, она всегда выполняет обещания. Она обещала засунуть меня сюда – и засунула. Я сначала обижалась, а теперь мама болеет, и больше всего я хочу, чтобы она выздоровела». За два месяца Варю не навестили ни разу.

«Я вижу внутри них столько боли и отчаяния. И понимаю, как мало я могу для них сделать, гораздо меньше, чем думала раньше», — говорит волонтер Ира. — «Но когда я прихожу сюда, я чувствую такую отдачу. Я чувствую, что тут я действительно нужна. Наверное, я толстокожая потому что могу с этим жить, могу приходить сюда, видеть все это, уходить и заниматься своими делами. Многие мои знакомые говорят, что не в силах видеть такие страдания, поэтому и не приходят в подобные места. Мне кажется, этим они сознательно себя ограничивают и оправдывают. У меня уже точно не выйдет просто взять и отгородиться от чужого горя.

Человек же ничем по сути не обладает, кроме какого-то запаса времени. И единственное, что он может – этим запасом распорядится. Так почему бы не потратить два часа на то, чтобы сделать чью-то жизнь радостнее. Мы не можем изменить мир, но можем кому-то помочь».

Социальное волонтерство в России пока воспринимается, скорее, как спонтанная акция доброты, а не регулярная и системная деятельность. «Даниловцы» пытаются это изменить. Школа социального волонтерства – проект «Даниловцев». Там волонтеров обучают взаимодействию с обитателями больниц и других социальных учреждений. Найти общий язык с людьми трудной судьбы бывает не легко, оказать им психологическую поддержку – еще труднее. А иногда неправильно сказанное слово может привести к серьезным последствиям. Школа помогает преодолеть эти трудности.

Благодаря работе школы к «Даниловцам» примкнули 800 квалифицированных волонтеров, которые порадовали своим приездом тысячи подопечных. Но в детских домах и других местах по-прежнему не хватает помощников: с их обитателями просто некому гулять и играть. Чтобы эта ситуация изменилась, и никто не чувствовал себя брошенным и обделенным вниманием, школе нужно развиваться. Ей необходимо собрать деньги на оплату труда преподавателей, психологов и других специалистов. Также школе нужна реклама, продвижение в интернете и поддержание сайта, что невозможно без разработчиков, пиарщиков и других профессионалов. Жертвуя даже сто рублей, вы помогаете какой-нибудь одинокой, затравленной девочке почувствовать себя нужной. Есть и другой способ помочь – просто приходите волонтерить вместе с «Даниловцами».

Все имена детей в тексте изменены.

 

Источник:  http://echo.msk.ru/blog/danilovcy1/1686766-echo/



Пожертвовать
Банковской картой

Пожертвовать

Через Яндекс.Деньги


Регулярные пожертвования
Банковским переводом
Через СМС
Через QIWI