12 апреля депутат от ЛДПР Максим Шигаркин внес в Госдуму законопроект, в очередной раз предлагающий законодательное регулирование добровольческой деятельности в России. Текст документа размещен на официальном сайте нижней палаты парламента. Выдвинутые предложения для портала Милосердие прокомментировал соучредитель Школы социального волонтерства, секретарь совета Союза волонтерских организаций и движений, руководитель добровольческого движения «Даниловцы» Юрий Белановский:

«В законопроекте есть отдельные пункты, которые можно оценить положительно. Но в целом он, конечно, производит негативное впечатление.

Дело в том, что предложения по регламентации добровольческой деятельности предлагались и обсуждались уже не раз. Для тех, кто «внутри» социального сектора, очевидно, что чем меньше регулируется волонтерство и добровольчество – тем лучше. Поэтому для нас очевидно: смысла в таком законе нет. Но если предложение принять «закон о добровольцах» выдвинуто вновь – стоит рассмотреть его подробнее.

Я понимаю, что этот проект родился из желания как-то узаконить и упорядочить деятельность добровольцев, связанных с вооруженными конфликтами, с войной. В этом контексте я понимаю, что такая опасная и противоречивая деятельность должна быть урегулирована законом, в чем-то защищена, в чем-то ограждена, или наоборот, кто-то от нее огражден. Но социальное добровольчество как таковое в этом законе не представлено, социальная сфера связана лишь с некоторыми пунктами этого законопроекта.

Но ни само понятие волонтерства, ни, тем более, его широкое толкование в контексте оказания гуманистической помощи, человеческого участия в жизни другого, не присутствует в этом законопроекте. Между тем, если такой закон будет принят, он будет регламентировать всю добровольческую, волонтерскую деятельность.

Попытка законотворцев, причастных к какой-то конкретной сфере деятельности (в данном случае, видимо, имеющих отношение к силовым ведомствам или МЧС), формулировать правила для всех добровольцев, выглядит не вполне осмысленной. Наверное, не меньшей ошибкой было бы, если бы нас, работающих в социальной сфере, попросили написать за всех.

Еще один важный момент: законопроект перед внесением нигде не был представлен. Может быть, формально этого не требуется — но это «не по-людски». Необходимо обсуждать такие предложения с профильными организациями — но этого не было сделано. И текст — очевидно односторонний, «силовой». В отношении социального волонтерства, на мой взгляд, этот закон реально вредный.

Дебаты вокруг прошлых законопроектов показали, что существуют несколько «параллельных миров», связанных с благотворительностью и волонтерством. Есть те, кого можно назвать «окологосударственными» НКО и волонтерами. Есть те, кого можно назвать в полном смысле слова общественниками — те, кто растет «снизу».

Взаимного понимания между этими мирами нет. Для «окологосударственных» любой закон дает какую-то почву под ногами. Общественниками же это воспринимается не столько как «почва», сколько как ограничения, рамки, ненужные процедуры, которые затрудняют свободное волеизъявление к добру человека, лежащее в основе волонтерства.

Но, глядя на этот законопроект, можно подумать, что его писали люди, не имеющие отношения ни к тем, ни к другим — здесь совершенно не учитывается опыт прошлых дискуссий. Здесь даже не упоминается слово «волонтер» – хотя оно активно используется, и необходимость отождествить при рассуждении о таких вещах понятия «волонтер» и «доброволец», очевидна.

Согласно предложенному проекту, добровольчество — это то, что осуществляется в целях, которые им предусмотрены. И даже учитывая разные мелкие приписки – «иные формы», «любые другие» – это странно. Если, к примеру, группа людей договаривается о безвозмездной помощи соседке по дачному участку – это не товарищеские, не семейные отношения. Это именно добровольческая деятельность. Но в этом законопроекте ее нет.

Далее: вводится понятие «координатор добровольцев». Говорится, что это лицо, отвечающее за привлечение волонтеров. Вот это «отвечающие за привлечение» меня резануло как человека, причастного к технологиям привлечения людей к добровольческой деятельности. Как на одного человека можно возложить такую ответственность? Привлечение добровольцев — это всегда история «лотерейная». Сегодня хорошая погода, солнечный день, все девушки вышли нарядными в красивых юбках – и добровольцев нет. А завтра, может быть, они будут. И странно на уровне закона вменять человеку ответственность за то, что он не может контролировать в принципе.

Особое место в проекте занимает такая тема как «информационная сеть добровольцев в сети интернет». Они что, хотят построить свой собственный, закрытый фэйсбук? Здесь сложно увидеть что-либо, помимо попытки освоить средства на то, что никогда не будет работать.

Предписано создать какую-то сеть добровольцев. Очень важное и очень вредное предложение: говорится, что добровольцы должны быть занесены в какой-то специальный реестр — и если в них есть нужда, их будут брать из этого реестра!

Представьте: вы с друзьями хотите посещать детский дом, подготовили учебную программу для детей, хотите их учить английскому языку. И в такой ситуации к вам можно будет придраться: а почему вы еще не в реестре?

Добровольчество — это очень личное. Заранее составленные списки здесь не работают в принципе. Человек, который подарил себя, свое участие под чей-то конкретный авторитет, не будет работать в непонятном ему проекте. Это очевидные вещи. Вы доверились мне, или какому-то директору больницы — и поэтому работаете в этой больнице. А от того, что вам напишет какое-то письмо неизвестный вам дядя из МЧС, и скажет «поехали куда-то», – в 99% случаев вы никуда с ним не поедете.

По поводу задач добровольчества говорится: «Помогать государству в решении его социальных задач». Впечатление такое, что разные части проекта писали разные люди — потому, что дальше излагаются принципы добровольчества, они сформулированы вполне нормально. Но добровольчество — это помощь лицом к лицу. Это очевидная вещь.

Виды добровольчества. Они какие-то странные. Например, в их список не вошло добровольчество при НКО, даже такого понятия нет, как будто его не существует. Хотя для меня очевидно, что волонтерство в нашей стране в подавляющем числе случаев так или иначе связано с НКО. Перечисляются виды добровольчества с пунктом «и любые другие», зачем их тогда вообще перечислять — чтобы включить в их число помощь пострадавшим при военных действиях?

По проекту, добровольческая организация — это та, которая, в том числе, привлекает добровольцев из общероссийского реестра, и ведет реестр добровольцев. Это такая штука, которая совершенно не нужна. И если она будет принята, это будет означать, что все волонтерские движения при желании можно будет закрыть на следующий день.

Далее, очень важный момент: в этом законопроекте много говорится о договоре, конкретном юридическом договоре с добровольцами. Мне кажется, что он написан в духе Трудового кодекса. Волонтеры воспринимаются как некие работники. Там есть, конечно, оговорки. «Могут прекратить деятельность в любой момент». Но здесь совершенно игнорируется принцип, что волонтеры — это партнеры, соработники, это не «мои работники».

Да, в каких-то случаях договор бывает необходим, я не против договора вообще. Но мне кажется, что те, кто об этом написал, не понимают: доброволец, это человек, который на самом деле принимает решение о добровольческом участии не во время собеседования и не во время подписания договора. Он принимает это решение, попробовав себя по очень многим параметрам: подошли ли ему подопечные, условия, команда и тд. Это внутреннее решение он может принять через месяц-другой, когда он готов куда-то съездить или даже начал ездить.

Поэтому за ним оставляется право прекратить свою деятельность в любой момент. Он работать-то начал, но он надрывается, это его убивает больше, чем он дает пользы. Зачем его обременять договорами,? Тем более, такими, по которым он все равно имеет право прекратить деятельность в любой момент, если это не противоречит этому договору? Достаточно жесткий, негативный контекст трудовых отношений, в которые помещаются добровольцы, говорит о непонимании авторами законопроекта того, что они делают.

Насколько вероятно то, что законопроект будет принят? Предыдущие попытки ввести законы, регламентирующие деятельность волонтеров, были безрезультатны. И, насколько я знаю, общаясь с людьми, имеющими отношение к законотворчеству, причиной были тогда не столько протесты и несогласие НКО — сколько то, что такой закон просто никому не был нужен. В прошлый раз подобный проект предлагался двумя сенаторами, надо отдать им должное — вынесшими его на общественное обсуждение. Но это была их частная инициатива, которая не оказалась востребована.

Если предложенный теперь законопроект — такая же частная инициатива депутата, то результат, скорее всего, будет тот же. Если это инициатива «сверху»: давайте упорядочим эту сферу, а заодно и все остальные – то он может быть принят буквально завтра».

 

Источник: http://www.ekbmiloserdie.ru/article-charity/item_5176-ekspert_ocherednoy_proekt_zakona_o_dobrovolychestve__realyno_vre