Руководитель Добровольческого движения Даниловцы Юрий Белановский, как представитель волонтерских НКО, был приглашен на прямой эфир с президентом Российской Федерации Владимиром Путиным. Глава государства провел традиционную сессию ответов на вопросы россиян в прямом эфире сегодня, 15 июня.

Как рассказал Юрий Белановский, большинство заданных вопросов касались социальных и экономических тем: проблемы жкх, повышение пенсионного возраста, борьба с коррупцией, индексация материнского капитала и ремонт дорог и т.д.

«Наш вопрос касается беспрепятственного доступа волонтеров в медицинские и социальные казенные учреждения. У нашего добровольческого движения возникли проблемы уже с двумя московскими больницами, которые на деле препятствуют работе волонтеров. Мы подготовили вопрос и передали его ответственным лицам. Я готов был задать свой вопрос напрямую президенту, но времени не хватило. Тема НКО, благотворительности и волонтерства вообще не была затронута. Но меня заверили, что подготовленные нами вопросы будут обязательно переданы главе государства», — подчеркнул Белановский.

Приводим полный текст вопроса:

«Уважаемый Владимир Владимирович!

Я руковожу благотворительной некоммерческой организацией — Добровольческим движением «Даниловцы» (http://danilovcy.ru). Мы специализируемся на социальном волонтерстве и организуем долгосрочные программы волонтерской помощи тем людям, что в ней нуждаются. Большей частью волонтерские группы нашего движения работают на регулярной основе (еженедельно) в государственных учреждениях медицинской и социальной направленности.

Владимир Владимирович, развитие социального волонтерства трудно переценить. Оно с каждым годом набирает силу. Только в Москве десятки тысяч молодых людей стремятся послужить ближним, сделать доброе дело не от раза к разу, а на системной и регулярной основе. Работа с детьми в больнице, помощь старикам, прогулки с инвалидами в соответствующих интернатах — это уникальный личный опыт, помогающий молодым быть деятельно ответственным за ближнего, за город, за страну.

Волонтерство сейчас все более популярно. Молодежь непрерывно идет в волонтеры и хочет проявить себя. Невероятно много людей ежечасно нуждаются в волонтерской помощи.

Социальное волонтерство — это повышение качества жизни людей, попавших в беду. Волонтеры не могут заменить профессионалов — врачей или воспитателей. Но они могут дополнить сложившуюся казенную систему, они могут дать нуждающимся то, что им порой нужно больше всего — заботу, участие, внимание и даже любовь.  Знали бы Вы, как радуются дети в больнице приходу волонтеров. В назначенный день дети сидят у входа в больничное отделение и ждут своих старших друзей, ждут общения, творчества, разговоров по душам. Мамы ребятишек тоже ждут, чтобы отдохнуть часик — другой, чтобы увидеть, как на это время болезни отступают, и дети из пациентов превращаются в детей. Для проживающих в Психо-неврологических интернатах волонтеры, порой — единственная возможность оказаться на прогулке. Волонтеры катают коляски, поддерживают, общаются.

Для меня очевидно, что эти две стороны социального волонтерства не нуждаются в дополнительном обосновании и доказательстве из значимости.

Однако, система работы казенных учреждений построена по другой логике, в которой волонтерам почти нет места. Это является главным препятствием развития социального волонтерства, благодаря которому активное системное волонтерское присутствие есть в подавляющем меньшинстве казенных учреждений.

Я бы назвал эту логику производственной в том смысле, что в запущенных процессах почти нет места человеку. Много раз от чиновников и сотрудников казенных учреждений я слышал примерно следующее: повышения «качества жизни» людей не входит в наши обязанности, у нас много работы, мы заняты делом, волонтеры мешают нам, на них надо тратить силы и время по организации их труда. Да это и ненужные нам глаза и уши, выносящие сор из нашей избы.

Дело усугубляется тем, что многие чиновники и сотрудники казенных учреждений в корне неверно представляют себе, кто же такие волонтеры. Нет понимания, что волонтеры — это такие же люди, как любой из них, любой из нас. У волонтеров есть семья, работа, учеба, хобби. Волонтеры свободно жертвуют часть своего времени на помощь ближним. Они не бездельники, мающиеся от пустоты жизни. Они активные зрелые ответственные граждане нашей страны.

В итоге, в подавляющем большинстве случаев казенные учреждения отказываются от партнерства и занимают позицию формальных требований. Волонтеры оказываются в положении должников по всем пунктам, начиная от расписания и заканчивая медицинскими книжками, которые должны приобрести за свой счет. Очевидно, что волонтеры в большинстве своем могут прийти к детям в больницу в будни вечером или в выходные днем. Ограничение волонтерского присутствия до дневного времени в будни делает это присутствие фактически невозможным. Или вопрос про медицинские обследования волонтеров. Безусловно, волонтер должен быть здоров. Однако, получение справок требует от 3-х до 5-ти рабочих дней, что для большинства работающих и учащихся невозможно. Казенные учреждения и чиновники не готовы даже обсуждать «упрощенный порядок» медицинских осмотров.

У каждого человека есть предел прочности. Если препятствия непреодолимы, волонтеру проще перестать быть волонтером и потратить свое время на что-то другое.

И это при том, что ресурсы госучреждений и конкретных волонтерских организаций несоизмеримы. У учреждений есть всё – деньги, штат, транспорт, помещения и т.д. У некоммерческих и волонтерских организаций на этом фоне есть только крохи… И при этом вся ответственность — ВСЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ — ложится на волонтеров.

Позиция чиновников и сотрудников госучреждений не раз озвучивалась мне лично со всей откровенностью. Цитирую: «Это вам волонтерам надо, вот и исполняйте!». О партнерском подходе нет и речи. Есть настоящее барство и пренебрежительное отношение к волонтерам.

Самое грустное, что в такой ситуации мы — представители волонтерских организаций — не можем ни по одному пункту упрекнуть казенные учреждения. Они все делают «по закону», так, что не подкопаешься. Получается, что «законы» против волонтеров. Я не могу даже написать никуда жалобу. Мне с формальной стороны нечего сказать. Я не юрист. У меня нет ни умения, ни возможности заниматься бумаготворчеством. Я не раз пытался говорить с чиновниками, они засыпали меня номерами законов, пунктами регламентов и прочее. Невозможно пробиться. Стена непонимания. Стеклянные глаза.

Осмелюсь сказать, что порой происходящее в госучреждениях относительно волонтеров — это саботаж! Слив темы о социальном волонтерстве!

Владимир Владимирович! Вы полгода назад дали поручение «о снятии барьеров для развития волонтерства».  Большая работа проделана. Многие формальные барьеры снимаются. И это очень дорогого стоит! Спасибо Вам и всем тем, кто искренне развивает волонтерство.

Владимир Владимирович, вот мой вопрос: Как сделать так, чтобы был снят главный барьер, препятствующий развитию социального волонтерства — барьер в головах, чтобы казенные учреждения смогли на ПАРТНЕРСКИХ, а не на барских началах сотрудничать с некоммерческими и благотворительными организациями?»



Пожертвовать
Банковской картой

Пожертвовать

Через Яндекс.Деньги


Регулярные пожертвования
Банковским переводом
Через СМС
Через QIWI