В блоге Даниловцев на портале «Сноб» опубликован новый материл о группе помощи заключенным.


Группа волонтёров движения «Даниловцы» направляется в женскую колонию ИК-5, которая расположена совсем рядом. Снова ожидание, наш координатор группы Костя Ренжин караулит под навесом главного входа. В комнате для передач томятся родственники, на высокой стойке горы провианта: сгущенное молоко, сухарики, крабовые палочки, шеренги разноцветных пакетов и коробочек. Под стойкой гигантская корзина, она переполнена, рядом с нею на полу гора фантиков – похоже, тут досматривают каждую конфету.

Ждём, ждём, ещё ждём. Группа устала, у всех разболелись головы. Наконец к нам выходит эффектная брюнетка на каблучках, серая с синим форма под цвет голубых глаз. В кабинете несколько досок почёта с фотографиями сотрудников (преимущественно женщины), со стены нас с интересом рассматривает молодой Путин.

Ждём, ждём, ещё ждём. Заполняются разовые пропуска. «До четырёх пишу вам…» «Но мы же не успеем, можно до пяти?!» «Да куда вам два часа… До половины пятого пишу…» Звонит, просит пригласить группу для лепки с нашим волонтёром, художницей Татьяной и женщин по списку психолога Кати Азисовой для тренинга с элементами арт-терапии.

Список – крайне важный момент: волонтёрская группа приезжает в колонию раз в месяц, и случалось так, что Катя только наладит контакт с одной группой подопечных женщин, поймёт их запросы и нужды, разработает необходимые занятия и материалы подготовит, а приезжает – приводят тех, кто на улице под руку попался… И запросы у них другие, психологу пока неизвестные, да и вообще некоторым женщинам-осуждённым работа над собой чужда. Занятие насмарку. Одним словом, непросто это всё. Но Катя не сдаётся.

Снова досмотр, железные двери. С нашей охранницей ждём остальных уже на территории колонии. Низкие светлые корпуса, опрятные клумбы, на них цветы. Начинает накрапывать дождь, усиливается до ливня. Женщины парочками бегут по аллеям укрыться под козырьки и навесы. Одеты одинаково: зелёные юбки до колена, курточки с бирками, голубые платочки, капроновые гольфы… Будто тут провал во времени или объёмные полотна художников-соцреалистов: послевоенные годы, фабричные работницы-ударницы, счастливые и спортивные, бегут на обеденный перерыв! И столько в этой картине радости и счастья, столько в ней гармонии и обещаний светлого будущего… Но это иллюзия. Бегущие женщины, как выясняется на занятии, чувствуют совсем иначе.

— Мне в этом месте плохо, трудно… Я не совершала этого. Меня оклеветали. Такого труда стоило мне восстановить моё доброе имя в городе, где я живу… И надо было продолжать бороться, не опускать руки, чтобы сел тот, кто действительно виноват в этом, не я… Я не преступница, нет. Не желаю верить, что я здесь. И не фотографируйте меня. Даже на фото быть здесь не хочу!

М. черноглаза, темноволоса. На предложенном Катей упражнении по выбору метафорических карт, отражающих настроение, она выбирает две:

— Это мой календарь. Я зачёркиваю дни. Жду, когда выйду. Это дорога, по которой я отсюда пойду вперёд. Там моя жизнь, не здесь.

Е. не просто хороша собой, она великолепна: огромные ясные глаза, притягательные черты лица, в светлых волосах с проседью – пластиковый серебристый гребень, осанка балерины, тонкие пальцы… Она привстаёт, оправляет юбку – та не болтается, как на остальных осуждённых, а сидит туго на широких бёдрах. Е. выбрала четыре карты:

— Вот мой номер в отеле, на столике шампанское. Из окна вид на море. Вот бар, приятно проведу там время… А потом всё, ночь и звезды!

Е. эрудированна, мыслит ясно, речь живая и игривая. Весьма интересная особа! Позже, когда мы рисовали, она изобразила поднос с разноцветными фруктами, вокруг яркие всполохи – и тоже бокал шампанского! Да, с шампанским Е. дружит… Многие другие, судя по лицам, тоже, и дружба их такая крепкая, основательная… Но последним занятия с психологом не интересны.

Остальные женщины застенчивые, глядят в пол, робеют сказать, взять со стола карточку, лист бумаги или карандаш, стараются поменьше проявлять себя. Не робеет только О. «Рисовать? Левой рукой?! Ну, нет. Я не смогу!» А выходит ясный и яркий рисунок – мощная берёза, крепкие корни и ствол, раскидистая крона, чуть сдвинутая ветром.

— Я скоро выхожу. Не понимаю, что происходит со временем последние дни, как-то странно чувствую его. Вроде тянется. А вроде и летит. Все мои мысли там, на воле, не здесь. Мне надо скорее выйти. Приведу себя в порядок за пару дней, сразу пойду работу искать, мне рассказали, какие справки собрать нужно… А у меня дочка, кстати, классно рисует!

— Здесь тяжело. Но совсем не так, как по телеку рассказывают, не верьте вы им! Самое неприятное, что здесь нельзя остаться наедине с собой. Мечтаю: выйду и запрусь, смогу побыть одна наконец-то, без этих!

Всё время возвращаюсь взглядом к их рукам, не могу не смотреть на них. У некоторых красные, опухшие, с обгрызенными под корень ногтями. У других тонкие, но кожа сухая, ногти длинные с неровными краями, и под ними чернота. Меня, как человека, визуально утомлённого гламуром и причёсанностью изображений, простые руки женщин-осужденных просто гипнотизируют.

К нашему столу подходит ещё одна, юная, белёсая в рыжину, как Алёнушка из сказки. Она настроена решительно:

— Мужа вот-вот освободят. У меня есть планы. Я начинаю готовиться прямо тут к новой жизни, да. Уже очень скоро всё будет иначе.

Как мне среди этих женщин? Захватывающе, интересно, но и жутковато, как в лихую грозу на улице без зонта. В них столько боли! И вместе с тем некоторые не надломлены своим положением, в них заметна мощная внутренняя сила, воля в жизни, к переменам, колоссально! И в этой группе мне сложней, чем в других. С детками-то просто: они проецируют на тебя родительскую фигуру, волонтёрка им вроде мамы или старшей сестры на часок-два. Как и многим женщинам, мне эта роль знакома и привычна. С пацанами из интерната или колонии чуть сложней, но ненамного – ты вроде мамы или учительницы… А может, просто девица, с которой можно словом перекинуться и посмеяться, уже и повеселей как-то станет. Да и внутри своего коллектива пацанам если и не просто, то по крайней мере им ясны правила общения, которые устоялись за многие годы.

Мужчины привыкли проводить время в разных мужских коллективах, это дело привычное. А женщины – они ведь большей частью в семье, в чадах и домочадцах, опыт работы даже не у всех есть… Большой женский коллектив – это непривычно, и в нём женщина женщине – она кто? На какую модель тут опираться, выстраивая отношения? Мама-дочка? Коллега? Подружка? Соперница? Я в замешательстве, но Катя нет. Для этих женщин она ясно кто – специалист-психолог. Старается ответить на вопросы осуждённых, прокомментировать их рисунки. И женщины ловят каждое Катино слово, не смотря на то, что почти все вдвое её старше. В отличие от подростков, за этим столом в женской колонии собрались преимущественно те, кто знает, зачем им нужна работа над собой. А я переживаю. Что я, как волонтёр, как человек, могу дать этим женщинам? Каковы мои ресурсы? И каковы их запросы? Что они в состоянии принять? Катя обнадёживает меня:

— Этим женщинам очень важно выговориться, важно поделиться своими чувствами. Им нужно, чтобы их, не осуждая, выслушали. Этого достаточно, поверь мне.

Но мне кажется, что этого мало, и я переживаю всё равно. Таня не переживает, но признаётся, что с подростками-подопечными ей тоже уютней, чем с женщинами. Пока мы выбирали метафорические карты, общались вербально и с помощью рисунков, Танины подопечные наваяли целый противень симпатичных глиняных рыб, и Таня несёт его бережно.

Женщины ободрились, прощаются, благодарят очень горячо:

— Так хорошо время прошло, настроение поднялось! Хоть отвлеклись от этого всего… Вы почаще приезжайте к нам… Спасибо вам огромное! А в следующий раз когда? В августе? Ну, меня-то уж не будет здесь, освобождаюсь я!

Текст: Юлия Гусакова, координатор проекта Добровольческого движения Даниловцы «Человек — человеку»

Стать волонтером и помочь Добровольческому движению «Даниловцы» может каждый, имеющий хотя бы искру желания делать добро и менять окружающий мир в лучшую сторону.



Пожертвовать
Банковской картой

Пожертвовать

Через Яндекс.Деньги


Регулярные пожертвования
Банковским переводом
Через СМС
Через QIWI