В блоге Добровольческого движения Даниловцы на портале «Сноб» опубликован новый материал о группе в Психоневрологическом интернате №30.


Вчера был дождь, и сегодня, и завтра по прогнозам тоже будет. Такие вот дела. Говорят, причина в глобальном потеплении. Ну, возможно. Ещё говорят, что скоро будет тотальная безработица, потому что людей вытеснят роботы. А что останется нам? Нам останется общаться друг с другом. И вот тогда будут не оазисы волонтёрства посреди пустыни безразличия, как выражается руководитель Добровольческого движения «Даниловцы»  и Школы социального волонтерстваЮрий Белановский, а тропические леса Амазонки! Мы, даниловцы, к такому повороту событий готовы — мы 9 лет возделываем наш скромный сад (18 волонтёрских групп) и делимся своими знаниями со всеми желающими в Школе социального волонтёрства.

Иду в нашу новую группу в психоневрологический интернат №30 вместе с психологом Юлией, волонтёрами Аллой и Колей, который сегодня за главного. У нашего Коли явно какие-то сверхспособности, потому что как без них волонтёрить в трёх группах сразу – в благотворительных ремонтах, в ДДИ24 и тут, в ПНИ, я слабо себе представляю. В ПНИ живут или временно пребывают люди старше 18 лет, страдающие психическими расстройствами. «Психическое расстройство» — звучит довольно пугающе, правда? Но поверьте мне, в ПНИ совсем не так, как это звучит.

Шарики и шахматы

Территория ухоженная и зелёная, при входе фонтан, умиротворённость и уют. Коридоры пустынные, длинные. Вот просторный кабинет, где Юля будет проводить занятие. Психолог – её первая профессия, и она очень увлечена ею. Мы идём за подопечными. Из мужского отделения согласился только Александр, остальные от послеобеденной сиесты отрываться не захотели. А вот в женском отделении желающих больше, радостно стучат нам по стеклу с той стороны закрытой двери. Тут есть женщины постарше и поюней, все наперебой называют свои имена и протягивают руки: Катя, Инна, Галина, Анна, Катя… У многих дефекты речи, поначалу трудно разобрать. Да и нет в этом особой проблемы: есть мнение, что больше двух третей информации передаётся невербально. Так что слова – это так, немного уточнить сигнал, вишенка на торте… Одна девушка выделяется, какая-то она другая, но я не могу понять, в чём именно. «Это Аня!» — представляет её Коля. По дороге она интересуется, играю ли я в шахматы, и не хочу ли сыграть с нею. Честно признаюсь, что знаю, как ходят фигуры, но играю так себе и не понимаю, как играть так, чтобы выиграть. Она сначала немного расстраивается, но успокаивает меня, что «…вот если предположить, что всего есть пять уровней игры, и пятый – самый высокий, то и я играю на втором примерно».

Но сегодня не шахматы. Сегодня стулья поставлены в круг, и Юля надувает по маленькому яркому шарику для каждого. Участники представляются и кратко говорят, чего ждут от сегодняшней встречи. А ждут весёлого общения, танцев и «чтоб всё у нас было хорошо». А Александр ждёт полдника. Играем с шарами, передавая их друг другу то по часовой стрелке, то против, сначала медленно, а потом всё быстрей. Моя соседка слева, Катя, смеётся, эта игра веселит её. А соседка справа, тоже Катя, сохраняет серьёзность и сосредоточенность. У неё что-то с кистями рук. Если представить, что наша кисть – это распустившийся цветок с лепестками-пальцами, так вот чтоб вы понимали: у Кати вместо кистей-цветов – кисти-бутоны. Однако это совсем не мешает ей ловко принимать и передавать шарики. Даже когда задание усложняется – надо передавать шарик за спиной – она справляется. А вот Галина со вполне обычными кистями рук и пробовать не стала, потому что это звучит сложно, и вообще немного разобиделась, даже демонстративно ушла в коридор. Но вернулась. Анна-шахматистка сидит чуть поодаль и глядит на наши игры немного скептически. В какой-то момент тоже выходит в коридор, но тоже возвращается.

Музыка и танцы

К нам присоединилась волонтёр Света с фотоаппаратом, и все кинулись приветствовать её. Затем стало ещё веселей – Коля играл на гитаре и пел, девушки показывали слова песни жестами. Пытались описать настроение музыки – какой она кажется? Грустной, весёлой, агрессивной? Танцевали все вместе, а после кто-то в центре круга, и все за ним повторяли. Потом забрались внутрь такой вот большой растягивающейся синей окружности из трикотажной ткани и ходили туда и сюда. А я подсела к Ане. Анин скепсис усилился. Она призналась, что не понимает, для чего мы всё это делаем. Странно выглядит. Как какой-то ритуал. А танцевать она не любит, потому что не умеет. Что любит? Любит составлять сама для себя разные тесты, чтобы проверить своё самочувствие и связь с миром. «Я так самоизлечиваюсь, да… Прошу извинить, я уже спрашивала Вас про шахматы? Так почему Вы не играете, не любите?» «Ну, не то, чтобы не люблю… Просто мне кажется, что я плохо играю…» «О, Вы, наверное, боитесь осуждения… Если Вы хотите знать, я вовсе не такая, нет. Я никогда не стану так делать. Я знаю, насколько это неприятно, когда кто-то насмехается над тобою…» И Аня берёт мою руку в свои прохладные ладони и успокаивающе поглаживает.

Дальше снова были танцы, и каждая танцевала в своём стиле: Катя слева веселилась и скакала, как ребёнок, Галина расхаживала барыней, Катя справа изображала игру на скрипке. Все так и сяк размахивали разноцветными тонкими платками, которые нам дала Юля. Мне было свободно и весело, очень хорошо! В какой-то момент даже Аня-шахматистка, вопреки «неумению», шуточно повязала платок на голову и тоже немного танцевала с нами. Но вот занятие подходит к концу, время прощания. Света дарит каждой девушке по напечатанной фотокарточке: портрет со своим рисунком-котом с прошлого занятия. Коты шикарны, а девушки страшно горды собой и радуются маленькому подарку. Мы кучкуемся в коридоре, говорим о причёсках и цвете волос: у кого какой длины были волосы в детстве, и как их подстригли потом, а как сейчас, и в какой цвет хотелось покрасить, но вышел немного иной, вот смотри…. Провожаем девушек до отделения. Аня-шахматистка котов не рисовала, нет. Она вообще рисовать не любит. Всё по той же причине. Зато она любит чертежи, там всё чётко. Чертежи, шахматы, тихие звуки и сидеть в полутьме.

Послевкусие

Ливень, я еду домой и думаю вот о чём. Издалека хорошо видны различия, а вблизи – сходства. В смысле, если вы далеки от социального волонтёрства, то в первую очередь обратите внимание на непохожесть. Да, внешний вид некоторых наших подопечных может казаться непривычным или даже пугающим. Некоторые медленней нас, или у них есть когнитивные нарушения. Некоторые не вполне владеют своим телом или не владеют вовсе. От кого-то исходит запах —  порой резкий, порой еле заметный, но и в том, и в другом случае неприятный. Иногда реакции наших подопечных не вполне обычны. И так далее, и так далее. Я знаю это точно, потому что сама когда-то была от всего этого далека. Но когда я оказалась чуть ближе и стала общаться с теми, кого в обществе «условно нормальных» принято выделять в отдельные группы – с психически больными людьми, с людьми с ограниченными возможностями, с тяжело больными, с сиротами, заключёнными и бездомными – тем больше мне открывалось сходств между «ними» и «нами». Я не понуждала себя, это происходило само собой. И вот какая штука: в определенной точке становится очевидно, что нет «их» или «нас», а есть «мы, человеки», и мы схожи. Ну, к примеру: каждому порой тревожно начинать что-то новое. Однако если отваживаешься и таки начинаешь, то приятно, когда твои маленькие успехи видят и признают. Каждый испытывает эмоции или что-то чувствует, и хочет быть принятым в этом, а отвергнутым быть – нет, не хочет. Есть те, кто вызывает в нас радостное волнение – и те, на кого мы в обиде или сердиты. Нам приятно чужое уважительное внимание. Приятно, когда нас называют по имени. И здорово проявлять себя и смотреть на других. Здорово общаться с другими людьми, оставаясь собою. Собою, исключительным, не похожим – и в то же время похожим на остальные семь с половиной миллиардов человек.

Текст: Юлия Гусакова, координатор проекта «Человек — человеку» Добровольческого движения «Даниловцы».

Стать волонтером и помочь Добровольческому движению «Даниловцы» может каждый, имеющий хотя бы искру желания делать добро и менять окружающий мир в лучшую сторону.

Вы также можете присоединиться к учебным курсам для волонтеров в Школе социального волонтерства Добровольческого движения «Даниловцы». Школа социального волонтерства— это  регулярные семинары, лекции, тренинги и мастер-классы, направленные на обучение волонтеров, повышение их квалификации, подготовку координаторов и руководителей волонтерских групп и сообществ. Задачи Школы – стимулировать обмен опытом между волонтерскими организациями, обучить сотрудников и волонтеров НКО полезным организационным навыкам. Основная форма работы в рамках проекта – тренинги, семинары, авторские встречи, круглые столы.



Пожертвовать
Банковской картой


Через Яндекс.Деньги


Регулярные пожертвования
Банковским переводом
Через СМС
Через QIWI