В блоге Добровольческого движения Даниловцы на портале «Сноб» опубликован новый материал.


Стою возле Детского дома-интерната для умственно отсталых детей №7 (официальное название  – Центр содействия семейному воспитанию «Юнона»). Тут живут дети от 0 до 18 лет, порядка 100 человек. И сироты,  и семейные (последних больше, их периодически забирает родня – вечером, или на выходные, или на каникулы). Интернат окружён высоким глухим забором молочного цвета, на столбах через каждые несколько метров – глазки камер. На заборе табличка: «На объекте установлен пропускной режим. Объект под круглосуточным видео-наблюдением» или что-то вроде того. Так охраняют что-то особо ценное – или наоборот, крайне опасное.  И как этот факт приладить к детям, которые тут живут?

Внутренние территории закрытых заведений почти всегда очень уютны, но эта превосходит все, виденные мною ранее. Множество глиняных фигурок, клумбы, деревья, прудик с фонтанчиком, фантастический ландшафтный дизайн, беседки, росписи на заборе изнутри… А вот и группа идёт нам навстречу: мальчики тёмной стайкой вьются вокруг воспитательницы Кристины, человек 6-8. Раньше было больше, человек 20 – но многих усыновили. «Разбирают детей».

Пока наши волонтёры ходят в одну из групп, которых в интернате много, и девочки есть, и постарше, и помладше, и колясочники… Это пока неизведанные территории, как говорит координатор волонтёров нашего Добровольческого движения Даниловцы Ядвига Долгих. Пока. Ребята нам обрадовались, но обнимается со всеми только Вася. Остальные не торопятся, присматриваются. Сдержанные, независимые. Один, ниже всех ростом, с синдромом Дауна, схватил меня было за руку, прошёл так пару шагов, размахивая – но высвободился, сам идёт. Это Ваня.

Мы дошли до веранды. Саша с Никитой сразу бросились к подростковому велику, и Кристина разрешила им кататься – туда и обратно вдоль корпуса, сначала один, потом другой, строго соблюдая очередь. Катаются и улыбаются, растопырив острые колени. Ядвига достаёт файлик с нарезанной бумагой – можно сделать аппликацию цыплёнка, который вылупился из яйца. Вася принялся клеить, и Артём, волонтёр Полина ему помогает, и второй Ваня тоже. Он высокий, белокожий, брови у него светлые, и смешные, ещё ни разу не бритые усики, тоже светлые, пушатся над верхней губой. Ему помогаю я. Он молчалив — только «да» и «да» на мои вопросы по поделке. А потом говорит: «Я скоро домой уеду отсюда». Он тут недавно, новенький.

Ваня, который первый, невысокий – энергии в нём море! Кружил вокруг веранды, всем каштанов принёс – вот тебе, тебе и тебе, а тебе – два! Кидал каштаны, и на крышу попал, и в стену попал, и по голове кому-то чуть не попал! А у стены ещё мальчишка, он цыплят не клеит с нами. Стоит, ритмично качается, как-то хитро крутит кистью руки, иногда вскрикивает негромко что-то невнятное. А потом картину со стены сорвал, и к нему воспитатель поспешила.

Но Ваня! Ваня – это что-то. Речь у него скудная, да, однако это лихвой компенсируется всем остальным его существом. Непостижимым каким-то манером он целиком выражает эмоцию или чувство – жестами, лицом, всем телом. Мгновенно он весь, например, превращается в негодование и ревность, когда общаешься с кем-то другим, тянет, хмурится, качает головой, упирает руки в боки, топает. А потом весь обращается в деловую сосредоточенность – набегался, подсел к нам, тоже цыплёнка делает. Показывает на меня:

— Ты?

— Юля.

— Так… Алёна!

Нарекаю тебя Коловратом, да.

— Нет, Юля! – пытаюсь протестовать я.

— АЛЁНА!! Она? – показывает на Ядвигу.

— Ядвига, — отвечаю.

— Эх! – и машет рукой – мол, много вас здесь таких ходит, поди упомни всех по именам…

— Ты?

— А ты вспоминай, знаешь же! – не сдаётся Полина.

— Ээээ, – тянет Ваня, а лицо хитрое-хитрое – мол, меня на мякине не проведёшь, ишь, что затеяли!

— Мама! – быстро нашёлся он, – мама!

Детдомовские часто обращаются «мама». Вася Ядвигу тоже мамой зовёт. Особенность у них такая.

— Ну, мама так мама, — оттаивает Полина.

И все смеются. Потому что Ваня – это бездна обаяния! Серьёзно вам говорю.

За занятие мы много чего успели. И цыплят сделали, и листья кленовые собирали, и каштаны кидали, и даже дискотека у нас была. Плясали все! Высокий Ваня сдержанно, Вася (его, кстати, в семью забирают скоро – местная работница, она уже нескольких усыновила, вот и Васю тоже) с букетом листьев, а Ваня маленький такого гопака выдавал! Вот откуда что берётся, а… Что-то такое залихватски русское, исконно-посконное сквозило в его движениях. Шапку даже заламывал, маленький мужичонка! Ну, нос немного течёт. Так Ирина Михайловна подошла да и высморкала. Делов-то.

На Ирину Михайловну я сначала было подумала, что это мама за воспитанником пришла – таким тёплым-тёплым, обыденным жестом она притянула мальчишечью  голову к себе, будто много раз на дню так делает, будто это сын родной. Но потом тем же жестом она притянула и другого, и ещё одного. Она несколько лет сюда ходит. Воспитательнице передаёт коробку сладкого – лучшим танцорам на десерт после ужина.

Пора идти. Кристина всех зовёт, они окружают её стайкой, как цыплята курицу-наседку. Ваня маленький подбегает в ней справа, берёт её ладонь, и, заглядывая снизу в лицо, всё повторяет: «Да, мама, да? Мама, да?» «Да, Ваня», — отвечает она, «да».

P.S. Волонтёров-девушек больше, чем волонтёров-парней. Почему так? Это вопрос. Но если вы жена, мать, сестра, тётя, подруга, возлюбленная – пожалуйста, расскажите своим мужчинам, что живут на свете такие вот пацаны. Может, мамы у некоторых из них и нет – но им есть, кого назвать мамой. А вот папой… Все эти мальчиковые дела и интересы – кто им покажет, кто научит, кто с ними сможет разделить мужскую жизнь всерьёз? Непростое это дело, но кому-то оно точно по плечу.

Текст: Юлия Гусакова, координатор проекта «Человек — человеку» Добровольческого движения «Даниловцы».

Стать волонтером и помочь Добровольческому движению «Даниловцы» может каждый, имеющий хотя бы искру желания делать добро и менять окружающий мир в лучшую сторону.

Вы также можете присоединиться к учебным курсам для волонтеров в Школе социального волонтерства Добровольческого движения «Даниловцы». Школа социального волонтерства— это  регулярные семинары, лекции, тренинги и мастер-классы, направленные на обучение волонтеров, повышение их квалификации, подготовку координаторов и руководителей волонтерских групп и сообществ. Задачи Школы – стимулировать обмен опытом между волонтерскими организациями, обучить сотрудников и волонтеров НКО полезным организационным навыкам. Основная форма работы в рамках проекта – тренинги, семинары, авторские встречи, круглые столы.