В газете «Мой район» опубликован новый материал о Добровольческом движении Даниловцы.


Название детского центра «СаВа» произошло от известного французского словосочетания. Переводите, как хотите, – и «как дела», и «хорошо», и «ясно-ясно». Вот и дети в этом центре могут быть любые  – с ДЦП, с аутизмом, без прописки в Москве или вообще с документами далекой страны.  Все, кто пока не вписывается в общеобразовательную систему Москвы.  Но вполне уживаются вместе.

— «СаВа» была задумана Екатериной Кокориной из Фонда «Мозаика счастья» как альтернатива муниципальным детским садикам, — рассказывает  Елена Куликова,  координатор группы волонтеров движения «Даниловцы» в Интеграционном центре «СаВа». – А выросла идея из опыта работы Фонда с детьми беженцев и мигрантов. Их же очень трудно устроить в школу или детский сад. А как им входить в новое социокультурное пространство? Конечно, в школу такие дети все равно пойдут, но они должны быть к ней готовы: научиться говорить по-русски, иметь какой-то воспитательный, культурологический набор. А где его взять?..

Эти функции и взяла на себя «СаВа». Со временем центр стал принимать как детей беженцев и мигрантов, так и детей с особенностями развития,  которые не могут удерживаться в группах обычного детского сада, даже инклюзивного.

— Там на воспитателях лежит очень большая нагрузка, — говорит Елена. — И если в группе 25 детей, и из них — три человека с особенностями развития, то именно они очень часто получают эмоциональные травмы, не вписываются в группу и опять оказываются дома. Но даже если дома — замечательные родители, и ребенок ходит на какие-то дополнительные занятия с логопедом, с психологом, где ему общаться с другими детьми? Причем, разными?..

Центр расположен в одном из храмов Москвы и работает три дня в неделю. Посещает его одновременно 6-9 детей. Больше нельзя. И вместе с педагогами там обязательно находятся волонтеры.

— Без волонтеров такой проект нежизнеспособен, — уверена Елена. — С самого начала у нас были дети, которые практически не владели русским языком.  Есть дети, которые не могут сами передвигаться. И чтобы уделять внимание каждому ребенку, нам нужны волонтеры, которые станут для ребенка «опорным взрослым»: тем человеком в коллективе, которого выбирает сам ребенок. Именно через него происходит мягкое вхождение малыша в группу. То есть, сначала — взрослый, потом — другие дети. Так происходит, если у ребенка нарушены коммуникационные способности: он «не такой, как все» или плохо знает язык…

Но вообще, основная роль волонтера — играть. Дети в «СаВе» нечасто играют друг с другом, а вот со взрослым им безопаснее.

— Мы волонтерам говорим: «Включайтесь в те игры, в которые вы сами хотите поиграть, чтобы это не было насилием над собой», — поясняет Елена. — Если волонтер  заинтересован, и ему самому нравится, создается такой фон, в котором хорошо и ребенку. И когда ребенок понимает, что в игре можно сохранять безопасность, у него расширяются горизонты, и он замечает своих сверстников…

Оказывается, дети и в Конго, и в Афганистане, и в России играют практически в одни игры: в доктора, кухню, магазин. И кубики, разумеется. Но каждый раз взрослые придумывают им что-то новенькое и особенное. Иногда приезжает каратист Илья Комаров – он учит детей крутить нунчаки (мягкие, конечно) и деревянные палки тофу. Это такая физкультура. А еще есть художница Мария Первушина. Дети с ней то мечи делают, то колпачки для гномов валяют из красной шерсти

…А потом приходит время собирать плоды. И вот девочка из Конго спустя год занятий бодро болтает по-русски: это значит, что в школе она уже не пропадет. А маленький мальчик Саша раньше не смотрел в глаза и не мог находиться в одной комнате с другими детьми дольше нескольких минут. Сейчас он спокойно со всеми общается, и это для него – огромный прогресс. Иногда у него случается эмоциональный перегруз, тогда ему надо посидеть одному или за руку с волонтером спокойно погулять пару минут. И раз рядом всегда есть волонтер – Саша тоже не пропадет!