Добровольческое движение «Даниловцы» предлагает серию авторских публикаций «Волонтерство для чайников«. Мы даем ответы на разные-разные вопросы о волонтерстве. Нашим ответам можно доверять! Своими знаниями, размышлениями и опытом делятся опытные работающие сегодня волонтеры, координаторы волонтерских групп, специалисты и эксперты.


Алена Штырина — координатор волонтерской группы в отделении микрохирургии Российской детской клинической больницы. Русист, окончила филологический факультет РУДН, преподает русский язык для иностранцев. К Даниловцам присоединилась осенью 2009 года, через 2 года возглавила волонтерскую группу в отделениях нефрологии и гинекологии в РДКБ. Добровольчество для Алены – радость, друзья и смысл. Опыт волонтерской деятельности 6 лет.

волонтеры даниловцы

Этапы волонтерства

В волонтерстве все очень индивидуально, поэтому то или иное деление волонтерской деятельности на этапы во многом условно. Я расскажу о том случае, когда волонтер приходит на долгосрочный период.

Начинается все с собеседования, которое координатор проводит с новым волонтером. И здесь важно не только познакомиться с человеком, понять его мотивацию, но и максимально подготовить его к вступлению в новую группу, рассказать о ней, о различных тонкостях и нюансах, о сложностях, с которыми он может столкнуться.  Это хоть и не этап, но именно тут закладываются личные отношения.

Знакомство

Первый этап волонтера — знакомство, присматривание к волонтерам, к группе, к детям. Это поиск себя и своего места. Волонтер может чувствовать себя неуверенно, тревожно. Хотя есть люди, которые включаются в работу с первого посещения. Но чаще новый волонтер наблюдает, как мы общаемся с детьми.

При этом я стараюсь создать такие условия, чтобы новый волонтер был включен в процесс. Понятно, что в первые посещения он может переживать, теряться, не знать, о чем с детьми говорить. Но если новичок, например, молча лепит или рисует с ребенком – уже хорошо. Так или иначе постепенно волонтер включается, осваивается, находит свое место.

Мне кажется, такая адаптация в среднем длится около месяца. За это время волонтер успевает познакомиться не только с детьми, но и с другими волонтерами, он начинает чувствовать поддержку от других участников группы. Это тоже очень важно, потому что возникают личностные отношения, и мотивация в таком случае возрастает.

Надо понимать, что человек, идя в больницу, идет на какую-то свою фантазию о больнице. И реальность может оказаться не такой, как он ожидал: и координатор какой-то не тот человек, и врач, и дети не те попались. Поэтому, я думаю, что на собеседовании надо стараться максимально ввести волонтера в курс дела, подготовить его к посещению,  детально рассказать, как все происходит. Помогать детям в больнице – это звучит красиво, это что-то очень высокое и классное. Но каждый волонтер сталкивается и с бытом – вот обычные дети и мамы, которые тоже могут быть чем-то недовольны. И он может разочароваться.

Дети не вешаются на шею, не благодарят неустанно. Грубо говоря, никто красную дорожку перед тобой не расстилает.Люди, которые пришли в волонтерство за этим, быстро понимают, что волонтерская жизнь далека от каких-то золотых мечтаний, от того, чего они ожидали. И они уходят.  Но таких мало. Может быть, вспомню одного или двоих за все эти годы.

Если человек понимает, что он не готов к волонтерству, в этом нет ничего постыдного. Но найти в себе мужество и честно сказать об этом бывает очень сложно. Обычно люди предпочитают говорить: «Я буду-буду ходить, ты меня не вычеркивай, я приду попозже», — и постепенно пропадают.

Стабильность

После начального этапа адаптации  у волонтера, который участвует в жизни группы постоянно, наступает расцвет. Подчеркну, участвует в жизни и в работе группы.  Такой волонтер многому учится и в творчестве и в отношениях с детьми и волонтерами, за многое берется, реализует свои задумки, раскрывается. Он становится опорой координатора и всей группы, почти не пропускает посещения, начинает проводить свои какие-то идеи – в целом, ведет самую активную волонтерскую жизнь. По моему опыту, это продолжается обычно до каких-то серьезных изменений в личной жизни: создания семьи, смены работы, переезда в другой город… На моей памяти волонтеры обычно уходили по этим причинам.

В среднем, этот период длится год-два, иногда и больше. Есть, конечно, волонтеры, которые участвуют в жизни группы и дольше. Но чаще это все-таки год-два, потому что потом часто в жизни происходят какие-то серьезные изменения.

Профессионализация

Можно даже сказать, что вот этот второй этап, собственно само волонтерство — это время профессионального роста волонтера.  Часто на первые посещения приходит человек, который не знает, как взаимодействовать в группе, как общаться с детьми. А через какое-то время ему уже ничего не нужно объяснять.  Он не только освоил какие-то творческие техники – лепку или аппликацию — но и научился взаимодействовать с детьми, ориентироваться в разных ситуациях: что за ребенок, как с ним себя вести, как вести себя с родителями и т.д.

Наш принцип — не от техники (мастер-класса) – к ребенку, а наоборот, от желания ребенка – к его реализации. Все зависит от ребенка. Отношения с детьми — это самая важная тема. Хотя общаться порой непросто. Бывают общительные дети, которые сами вцепляются в волонтера, все ему рассказывают, а бывают и замкнутые. Нужно найти подход к каждому.

Я думаю, что при еженедельных встречах с детьми, уже через три-четыре месяца волонтер становится профессионалом. Хотя бывает по-разному. Здесь очень важно, насколько человек ответственно относится к своим обязанностям. А это всегда видно по прошествии определенного времени. Когда становится понятно, что человек пришел надолго и всерьез, он адаптировался, соблюдает необходимые правила. Я вспоминаю своих волонтеров. Это люди, которые чувствуют себя уверенно, комфортно во время посещений при любых обстоятельствах. И у них очень серьезная мотивация, они горят добровольчеством.

О мотивации

Рост волонтера зависит от его мотивации.  К волонтерству можно прийти по миллиону причин. Бывает, что человек участвует в посещениях, но с детьми ему не очень комфортно. Но при этом ему хочется быть в процессе, в волонтерской тусовке. Возможно, у него мотивация несколько другая. Но это тоже неплохо.

А люди, которые приходят провести время именно с детьми, их видно сразу. Они активно включаются, у них налаживается личный контакт, и это очень ценно.  они очень быстро раскрываются и расцветают.

Волонтерство – тонкая вещь. Здесь все держится только на добровольчестве. И координатор не должен давить, не должен действовать с позиции, что волонтер «должен-обязан», потому что волонтерство, повторю, это добровольчество.

На мой взгляд, этапы волонтерства и мотивация человека тесно связаны. Потому что те волонтеры, которые приходят именно к детям, часто становятся опорой группы и координаторами.

Именно те, кто приходят к детям, ходят долго, часто, с энтузиазмом, они получают большое удовольствие и радость от самого процесса общения и сотворчества с детьми. А вот те, кто имеют иную мотивацию, быстро перегорают. Хотя необходимо отметить, что изменение мотивации в процессе волонтерских посещений – тоже нередко встречающееся явление.

Период спада активности сильно зависит от мотивации. Слабая мотивация по отношению к детям видна сразу, и она является причиной, скажем так, не очень ответственного поведения, редких посещений, когда человек то ходит, то нет.

А если у волонтера сильная мотивация, то он активно включается в жизнь группы, старается не пропускать посещения, и только изменение жизненных обстоятельств может вынудить его покинуть группу.

Спад и уход

Даже у опытного волонтера может начаться спад активности. Когда человек устает, выгорает. Но по моему опыту, обычно уход из волонтерства происходит из-за каких-то внешних обстоятельств: слишком много энергии и времени начинает занимать другая деятельность:учеба/работа/личная жизнь, смещается акцент. Но ничего плохого в этом нет.

Еще одна из причин ухода из добровольчества – будничность еженедельной волонтерской деятельности, когда «волонтерская лодка разбилась о быт». С течением времени часто проходит тот азарт, адреналин, который присутствовал вначале. Одно дело – походить «к детям в больницу» несколько раз, ощутить новые эмоции и т.п., и совсем другое – годами выкраивать  полдня в неделю (а это очень много), откладывая другие дела, включить волонтерство в свой график жизни.

От волонтерства к координаторству

Есть еще один этап, вернее, возможность.  Опытный волонтер может стать координатором волонтерской группы. И чтобы стать координатором, он должен быть готов взять на себя гораздо больше ответственности, а также административные функции. Координаторство – это не всегда про детей, потому что ты не находишься уже на том уровне близости с детьми, на котором ты находился, когда был просто волонтером. Это некое административное направление, и не все к этому готовы.

Здесь важно, готов ли человек взять на себя дополнительную ответственность, имеет ли организаторские способности, хочет ли он вообще быть координатором. Ведь волонтерство для людей, которые в этом заинтересованы, — это чистая радость. А в координаторстве больше обязанностей и ответственности.

Если бы я не прошла свой начальный путь волонтерства в «Даниловцах», в нашем Движении, я не решилась бы стать координатором. Именно  движение дает колоссальную поддержку. Я помню, до того, как прийти в движение в 2009 году, много слышала о добровольчестве: что волонтеры ходят в больницы, детские дома. И я думала: «Живут же люди, а я тут зря время провожу». Были такие мысли. И однажды на лектории я услышала объявление от «Даниловцев». И тоже пришла.

Движение помогает реализовывать наше желание делать добро. И если брать наше движение («Даниловцы»), то здесь созданы все условия, всё очень четко простроено. От человека требуется только желание. Все проблемы помогают решить.

 

Текст подготовлен к публикации Юлией Шишковой и Юрием Белановским.



Пожертвовать
Банковской картой

Пожертвовать

Через Яндекс.Деньги


Регулярные пожертвования
Банковским переводом
Через СМС
Через QIWI