— Кристина Бердникова, волонтер группы Добровольческого движения Даниловцы
в Психоневрологическом интернате №30

В течении определенного отрезка времени меня периодически посещала мысль стать волонтером. А когда есть желание – есть действие. Опущу прелюдию и, пожалуй, начну свой небольшой рассказ о своей поездке.

В воскресенье я впервые посетила группу психоневрологическом интернате (ПНИ) № 30 .

Когда я шагнула за порог комнаты, я ощутила на себе некую неловкость и стеснение от того, что эти взрослые-дети были искренне рады меня видеть, хоть и видели впервые. Это была неподдельная улыбка, без масок и надуманных гримас. Я не испытывала страх, хотя внешняя оболочка некоторых прямо кричит об их внутренней, как говорят в медицине, болезни. К слову, хотелось бы вставить, что я больными бы их не назвала. Мне очень понравилась фраза: истина – многогранна, и просто она повернулась к ним одной из граней, отличной от наших. Согласна! И знаете, нам — здоровым людям — есть у них чему поучиться!

Наше занятие было посвящено подготовке к Новому году, мы провели небольшую викторину, украшали ящик для писем и, конечно, писали письмо деду морозу. Я села рядом с Инной. Пока ее соседки заказывали бусики, плееры, фломастеры и песни Стаса Михайлова, мы долго не могли найти с Инной то самое НАСТОЯЩЕЕ желание! И вот, наконец, после моих наводящих вопросов, мне раскрылась ее душа. Что же попросила написать за нее Инна: она просила здоровья, хорошего сна, она мечтала вернуться домой и найти свою сестру, она искренне просила деда мороза научить ее писать и читать. А еще она очень хотела краску для волос и поменять прическу и это, пожалуй, было единственное материальное желание!

В перерыве пока Инна думала, я случайно подслушала телефонной разговор мальчика Дениса по телефону, он звонил маме. Я не знаю, есть ли у него действительно мама или это плод его фантазии, но то, что я услышала тронуло меня до глубины души.

«Мам, к нам тут волонтеры пришли, мы пишем письмо Деду Морозу. Я что звоню-то… тебе что-нибудь нужно, что для тебя попросить?» — говорил Денис в трубку, пока на моих глазах наворачивались слезы.

К сожалению, дальше я не дослушала, поскольку мое внимание переключилось опять на Инну, и мы начали писать свои пожелания дальше.

А теперь задумайтесь: вы больше наполнены материальными или духовными желаниями? И о ком вы больше думаете: о себе или о близких? Стало стыдно? Мне тоже.

Взрослые, которые вели себя, как дети и дети, которые вели себя как взрослые. Все смешалось в одной комнате: неподдельная радость и грусть, слезы и смех, переживания о неудачах, искренние мечты, вера в чудо. Немного грустно от того, что мы не могли контролировать этот вечно меняющийся напор чувств, которые они испытывали, мы могли только сопереживать их месте. И несмотря на их «странности», иногда мне удавалось разглядеть их чистое сознание.

Я пришла сделать добро и знаете, я получила в два раза больше.