Волонтерство как социальный лифт

07.12.2015

Портал MILOSERDIE.RU опубликовал статью, в которой на ряду с другими экспертами, на вопрос о социальных лифтах в волонтерстве ответил и руководитель Добровольческого движения Даниловцы Юрий Белановский. Републикуем его реплику.


 

Участие в общественной работе всегда способствовало росту молодого специалиста. Мы исследуем феномен волонтерства не только как вид «духовного движения», но и как вид «социального продвижения»

b3aba820e1cbe6eedac30ebcfced03ba

Постановка вопроса «Волонтерство как социальный лифт» кажется слишком прямолинейной, лишенной важной составляющей – того нравственного смысла, которые вкладывают многие в свою волонтерскую деятельность. В связи с этим формулируется важный вопрос: «Должно и может ли волонтерство стать «практической составляющей», частью карьеры, или это должно остаться добровольчеством без расчета на какие-то поощрения?»
Но волонтерсво – это не только возможность личного роста, без него невозможен и «рост общества», его улучшение. Общество, поощряющее волонтерство, взрослеет.

Социальная прокачка или волшебная мечта?

Я знаю только один вид волонтерства, который мы можем напрямую связать с темой таких социальных лифтов, – это окологосудраственное волонтерство в «мудром исполнении» – в структуре «Мосволонтер», – считает Юрий Белановский, руководитель добровольческого движения «Даниловцы» и руководитель Школы социального волонтерства. – Это отличное социальное пространство для потенциальных волонтеров. Человек проходит обучение управления собственным временем, управления проектами, изучает темы, связанные с личностным ростом.

Например, помощь приезжим в городе: ребята ходят на Арбате в майках «Я тебе помогу. Спроси меня, как». Идет некая социальная прокачка. И эта среда для молодого человека тоже полезна: допустим, он просто так учил язык – а тут можно помочь иностранным туристам, и это общение и практика, и это бесплатно, и есть руководитель, который может помочь и подсказать. В Москве такая система для многих активистов становится лифтом в прямом смысле. Те, кто проявил себя активно, смог взять ответственность на себя за какие-то общие дела, могут найти себе рабочие места».

Юрий полагает, что, возможно, в этом качестве столица на несколько голов впереди, потому что в регионах часто до сих пор используется пещерный вариант квазиволонтерства – когда вузы гоняют своих студентов куда-то, просто как рабочий ресурс. «Это выжигает пространство изнутри, потом люди просто ненавидят волонтерство. Но не всегда так. Мне довелось, например, в Сыктывкаре увидеть хорошую школу волонтерства – в региональных вузах работают те же подходы, как в «Мосволонтере». Если ректор вуза действительно заботится о социальной прокачке своих студентов, то у него внутри все механизмы для этого работают».

В НКО волонтеру трудно найти варианты социального лифта, полагает Юрий Белановский. «Фонды выступают для волонтеров скорее как волшебники, позволяющие людям реализовать свою добрую мечту. Допустим, хочет человек помогать детям в больнице – через рисунки, игру, общение – и он понимает,что это не просто проведение свободного времени, а способ помочь, отгородить ребенка от болезни, помочь ему с проблемой одиночества, замкнутости, печали. Или же волонтер переписывается с бабушкой из дома престарелых.  Но они все равно опять же получают навыки».

Тут важен, кстати, профессионализм той организации, которая приглашает к себе волонтеров.  «Например, помощь бездомным. Если это организует ответственная профессиональная организация, то она скажет – ты здесь сможешь поработать, мы гарантируем, что ты не испытаешь эмоционального выгорания, но зато ты научишься варить вкусный борщ. А если организация не в состоянии организовать такое пространство, то человек сгорит как свечка и ничему не научится».

Что касается вузов – то здесь словом «волонтерство» часто прикрываются педагогические задачи, считает Юрий Белановский, и не всегда они направлены на «добро ради добра».

Вузы иной раз говорят: мы к вам на неделю  «пригоним» или «пришлем» 25 студентов, пусть они вам помогут. Но когда мы говорим об участии в жизни человека и помощи ему, неделя – это ничто. И чему мы можем научить за неделю этих ребят?

«Но если руководство вуза мудрое, и они могут организовать пространство, и это действительно будет помощь, то да. Они же полностью уполномочены, в отличие от НКО, делать такие личные волонтерские книжки, и было бы отлично, чтобы это шло плюсом в личный карьерный рост студента».

Кстати, напоминает Юрий, было предложено ввести статус некоего «оператора волонтерской деятельности». Это может быть, допустим, школа или НКО, которые направят школьника, студента на волонтерство в больницу. Потому что заниматься волонтерами – это не профиль больницы. И когда человек отработал, то он может получить бумагу или книжку, с подписью этого учреждения-оператора и больницы. Больничное волонтерство уже практически «в законе» – сейчас решается вопрос о том, что если человек проработал в сфере социального обслуживания не менее 105 часов в течение года, то он  получает подтверждающие документы и затем дополнительные баллы в случае поступления в профильные вузы.

«К нам действительно приходят иногда ребята, которые просят дать характеристику или справку, сколько они отработали часов. Кто-то говорит, что нужно для работы, по карьерным соображениям, кто-то просит для вуза. Мы только рады им помочь. Но все же тут еще одна проблема – полная неготовность к этой теме ни педагогического состава в вузах, ни работодателя. Они пока не готовы расценивать это как бонус», – говорит Юрий Белановский.

 Марина ЛЕПИНА
P.S. Я думаю, что всякие разговоры про соцлифты и личную прокачку в волонтерстве – заманухи. Они могут быть со стороны организаторов ответственные и безответственные. В первом случае, человек и добро сделает и прокачается в чем-нить. Во втором, послужит бесплатной рабсилой. Самый глубокий уровень прокачки – это, конечно некое личностное измерение. Когда человек реализует самое человечное в человеке и учится этому. Но тут и организаторы должны быть хороши и мудры.