Руководитель Добровольческого движения Даниловцы Юрий Белановский опубликовал новый материал в своем блоге на портале Сноб


 

Что можно сказать о «волонтерах», которые собирают деньги возле метро и на перекрестках? Они есть потому, что отсутствует вменяемый радикализм со стороны благотворительных организаций. Все ходят и говорят: “Это плохие люди. Им нельзя верить”. И все это не работает. Как собирали на улицах, так и будут собирать! Как выкидывали прохожие свои деньги на ветер, в виде таких пожертвований, так и будут выкидывать!

Уличные продажи всегда происходят на грани манипуляции и эмоционального давления. Сбор пожертвований на улице – также уличная продажа. Только тут продается эмоция сопричастности к добру. К человеку подходят опытные, прокачанные на тренингах или имеющие талант к уличным продажам волонтеры-попрошайки. Это не вымогательство в чистом виде, не зомбирование, но все-таки это представление благотворительности в  продажном виде. Даже если тут не к чему придраться – это дискредитация благотворительности в самой ее сути! О чем я уже говорил на страницах этого издания.

Может, найдется кто-то, кто скажет: “Если ребенок умирает, то почему бы не насобирать ему на лечение таким вот образом?”. Отвечу. Если репутация не имеет значения, тогда встает практический вопрос: «А вам денег не жалко?» Вы знаете, как отличить порядочных от непорядочных? Улица – это самое благодатное место для работы обманщиков. Простому человеку разобраться в этом не очень-то легко.

Для обывателя нет ясных критериев отличия мошенников от не мошенников. По улице ходит товарищ в майке, на которой написано: “Я собираю деньги на больного ребенка”. Подходишь. Спрашиваешь: “Ты кто?” Он показывает бумагу  с печатью, где написано, что некая организация собирает деньги на благотворительность. Ты, конечно, можешь пойти с ним  в милицию. Но, как правило, никто этим не занимается. Да и что милиция? Паспорт у этого товарища в порядке, бумага с печатью…

Четыре простых критерия оценки уличных волонтеров-попрошаек

Первое. Сама организация, заславшая волонтера-попрошайку на улицу к метро или на перекресток к машинам, по своему статусу должна быть только некоммерческая (НКО). Деньги не может собирать, например, частный предприниматель, какая-то бизнес-контора и т.д. Но проблема в том, что простые прохожие или водители  не разбираются во всех видах НКО. Есть, допустим, благотворительные фонды. Все их знают. Наша некоммерческая организация волонтерское движение “Даниловцы” – не фонд. Мы – общественное движение и развиваемсоциальное волонтерство. И видов НКО – десятки.

Второе. Деньги могут собираться в соответствии с уставом некоммерческой организации и должны быть потрачены только в соответствии с этим уставом. То есть, если организация создана для помощи детям с заболеваниями сердца, то она не может собирать на стариков в Домах престарелых. Но, волонтеры-попрошайки не носят с собой никакие уставы. Значит, они должны не только показать документ, что представляют  конкретную некоммерческую организацию, но и обязаны выдать ссылку на официальный сайт, где выложены все необходимые документы. При желании жертвователь может проверить, что данная организация занимается теми самыми  детьми с больными сердцами. Сайт организации должен быть дееспособным, там должны быть отчеты о том, что вылечены именно такие дети, и столько-то денег собрано. Должны быть и истории благодарности от мам, фоторепортажи из больницы.

Третье. По всем правилам деньги должны собираться в опечатанный ящик. И печать должна быть от той же НКО. Должна быть бумага, удостоверяющая право волонтера собирать эти деньги. Но кто знает, как эта бумага должна выглядеть?

Четвертое. Ящики должны вскрываться при комиссии, при чем, комиссия эта должна состоять как из тех, кто собирает, так и из тех, кто отвечает за территорию сбора. В случае сбора денег у метро, должен быть представитель метрополитена. В итоге должен подписываться акт, что деньги собраны в таком-то количестве. И в течение нескольких дней эти деньги должны оказаться в банке на юридическом счету той самой НКО.

Волонтеры-попрошайки – мошенники

Я очень негативно оцениваю уличные сборы денег. Не смотря на то, что предложенные критерии оценки очень простые, всем понятно, что они не проверяемы. У простых людей нет ни знаний, ни времени осуществлять проверку. Именно этим и пользуются волонтеры-попрошайки.

В идеале, если какой-то хороший фонд хочет пользоваться уличными продажами, то, чтобы завоевать доверие простых граждан, он должен вывешивать на своем сайте объявления: такого-то числа на станции метро “Баррикадная” проводился благотворительный сбор на такую-то историю. И на следующий день: было собрано столько-то денег, вот акт, вот квитанция из банка, что деньги поступили на счет фонда. Я таких оповещений и отчетов не видел ни разу. Уверен, что их вообще не существует и не существовало.

Надо знать, что в подавляющем большинстве волонтеры-попрошайки не являются волонтерами. Они помогают за процент, то есть получают зарплату! Сайты с вакансиями типа хэдхантера полны таких запросов от совершенно левых контор.

Получается, что уличные сборы – это обманка по всем пунктам. Не-волонтеры собирают на выдуманные  истории, собирают для организаций, которая не является НКО.

Поэтому я и призываю к радикальным мерам.

Мораторий!

Единственный способ борьбы с такими мошенниками – объявить со стороны четных некоммерческих организаций мораторий на сбор пожертвований таким образом! Публично, официально, с публикаций объявлений на  сайтах, с поддержкой СМИ, с письмами  в правоохранительные органы о том, что “Честные благотворительные организации в принципе не собирают деньги на улицах с помощью волонтеров”. При этом, нужно отличать стихийный сбор мошенников от цивилизованных сборов пожертвований, когда происходит ярмарка, фестиваль или концерт.

Мораторий – ясная черно-белая идея, благодаря которой мы говорим простым гражданам: «Если вы подаете деньги у метро, вы кормите мошенников и обманщиков! Никакие дети не будут на эти деньги вылечены, никому не будет оказана помощь! Вы просто выкинули деньги».

Эту идею очень просто понять и просто транслировать! И все же она пока не получила поддержки, хотя я знаю, что подавляющее большинство уважающих себя фондов не собирают  деньги, как коммивояжёры.

Текст подготовлен  Анной Рымаренко