О том, чему россиянам неплохо бы поучиться у столь много порицаемых заатлантических собратьев и что можно сделать на родине, в блоге на портале Сноб рассказывает Надежда Лаврова, волонтер Добровольческого движения “Даниловцы” в Морозовской детской городской клинической больнице.


 

В свое время я обучалась за границей в Соединенных Штатах Америки. Там тема добровольчества невероятно развита. Я видела, как люди постоянно помогают другим, ничего за это не получая. Я попала туда по проекту обмена опытом, который курировал так называемый Комитет городов побратимов. Когда-то, 25 лет назад, некие люди занимались совместными путешествиями. Кому-то из них и пришла в голову отличная идея: создать проект по обмену опытом среди студентов педагогических и медицинских факультетов. Деньги для отправки за границу молодых людей из стран бывшего СНГ выделялись на конкурсной основе.

Я жила в штате Орегон и видела воочию, как воплощается в жизнь очень интересный и полезный проект. Есть семья, у которой двое собственных детей. Она принимает под свой кров ребят из других стран, родители которых временно лишены родительских прав. В эту семью дети приходят на пол-года или на год. Если их собственным родителям не возвращают родительские права, то ребенок снова возвращался к приемным. Я знала семью, через которую таким образом прошло тридцать детей. Двоих девочек они удочерили.

Такая деятельность была одним из бесчисленных примеров волонтерства, которое, повторяю, развито в Америке как нигде больше. Там у людей очень широкие взгляды, они полностью открыты для мира. Даже есть какая-то финансовая подоплека, на ней одной далеко не уедешь. Нужна именно моральная готовность.

В Штатах я видела, как в школы постоянно приходят пожилые люди для проведения мастер-классов. Людям под семьдесят, а они горят желанием чем-то поделиться с окружающими. Например, мастерством росписи шкатулок. Надо сказать, там вообще царит дух волонтерства: проводятся благотворительные марафоны, самые разные мероприятия такого толка. Там приходишь в парк и видишь, как волонтеры на поляне готовят ужин и кормят бездомных. России до такого уровня, мягко говоря, далеко. Там я заразилась идеей волонтерства. Мне все это очень импонировало.

В «Даниловцах» я второй год. Стала волонтером по собственной инициативе. Не из религиозных соображений, скорее, из нравственных. До этого получала высшее образование. Последние шесть лет работаю с европейскими компаниями в сфере продаж. Мой путь к даниловцам был долгим, постоянно мешали надуманные отговорки. А на самом деле, время для добрых дел всегда можно найти. Главное правильно расставить акценты.

До Морозовской больницы я пару раз волонтерила в Детском доме интернате для умственно-отсталых детей № 24. Это были не регулярные походы. Затем была больница Сперанского и дети с ожогами. Теперь Морозовка, где мы посещаем детское отделение офтальмологии. Я бы сказала, что это самое легкое, что может быть в волонтерстве. Здесь, как правило, пациенты с нетяжелыми диагнозами. Они знают, что скоро покинут больницу и вернутся к прежней жизни.

С ними легче, ведь настроение у них соответствующее. Например, в детском доме можно увидеть совсем другую картину. Дети с синдромом Дауна – это уже совсем не то, что дети, у которых временные проблемы с глазами. Тем не менее, в Морозовке я приобретаю новый специфический опыт. Мы постоянно получаем положительные отзывы и даже вкусняшки в подарок от особенно расчувствовавшихся родителей. Когда мы раскрашивали яйца в канун Пасхи, у меня была чудная восьмилетняя подопечная. Мне было приятно с ней прощаться. Она провожала нас, волонтеров, со словами: “Ну вот, мама, когда уходила, сказала мне: “Ты тут не скучай”, а я не то, что не скучаю, а еще и подарки для бабушки приготовила”. Когда мы раскрашивали поделки с этой малышкой, она выдумывала разные истории. Сравнила яйцо с чемпионом, потому что у него на шее как будто бы медаль. На эмоциональном подъеме фантазия у ребенка разыгралась. А когда настроение хорошее, ребенок скорее выздоравливает. Это известный медицинский факт.

Дети с удовольствием забирали подарки с собой, придумывали, кому же они их подарят. Как правило, дети не ожидают появления волонтеров. Они берутся за все предложенные занятия с огромным энтузиазмом. Рисуют, лепят, раскрашивают, играют в игры.

Морозовская больница – это место, где очень хорошо начинать свой путь в волонтерстве, идя маленькими шажками. Если ты только начинаешь свой добровольческий путь, то дорога тебе в Морозовку. Там не погрузят в условия полнейшего стресса, не заставят смотреть на детей с серьезными диагнозами и не совсем продолжительным будущим. Чтобы не погружаться в тяжелые состояния, которых и так хватает в повседневной жизни, можно придти волонтерить именно туда.

Чем бы мне хотелось заниматься в дальнейшем? Знаю, что в России борьба с распространением СПИДа находится на самой ранней стадии развития. При этом рост количества инфицированных большой. Это по официальным данным. А по неофициальным боюсь даже представить.

Вот ответ на вопрос, какой из видов волонтерства я хотела бы развивать: собираюсь быть участником движений в борьбе со СПИДом.

Для справки

Волонтерство в США появилось в 19 веке – добровольцы обеспечивали работу различных некоммерческих организаций. Французский писатель и политический деятель Алексис де Токвиль еще в 1835 году описал стремление американцев к добровольному труду. В некоторых семьях складываются целые династии добровольцев. Чаще всего они работают в сфере обслуживания, госпиталях, религиозных организациях, учебных заведениях, НКО. Добровольцы  организуют различные кружки, студии для детей, обучают иммигрантов английскому языку иммигрантов и т.д. Добровольцы в Америке – это люди всех возрастов, профессий и конфессий.

Сегодня в США в добровольческом труде участвует более 50% населения.

Отношения между волонтером и организацией, как правило, регулируются договорами, определяющими условия, характер и объем работы. В США работа в качестве волонтера учитывается при определении трудового стажа так же, как и оплачиваемый труд.

Сегодня в США действует более 500 волонтерских центров. Финансовый эквивалент добровольческого труда в Америке за год составляет более 5300 млрд. долларов.

Текст подготовлен  Анной Рымаренко