В блоге даниловцев на портале «Сноб» опубликован новый текст «Тот неловкий момент, когда аисты ошибаются» о работе волонтеров в детских домах-интернат.


Мы ходили в кинотеатр и смотрели мультфильм. Мы были в компании особенных людей. Им всем почти по пятнадцать, но выглядят они максимум на десять. Главная же особенность состоит в том, что они добрые, все время за что-то благодарят и почти не способны причинить зло. А еще я, правда, нахожу, что они красивые. Прежде всего, потому что настоящие. Они не умеют притворяться. Все, что делают, делают искренне, не задумываясь о том, что подумает о них вон та тетя или вот этот дядя. И ничего, что у Степы суховатая кожа и он побаивается темноты, а Соня слегка плюется, выговаривая букву «П».

Меня зовут Виктория Дороничева, мне 21 год, я координатор волонтерской группы в Добровольческом движении “Даниловцы”.  Еще я учусь на логопеда. В университете на третьем курсе мы начали изучать синдром Дауна и аутизм. Но практики как таковой у нас нет. Это подвигло меня на волонтерство. В будущем я, возможно, буду работать именно с такими, особенными людьми.

Мы смотрели мультфильм «Аисты» про маму, папу и их ребенка. Сын написал письмо аисту и попросил принести братика, обещая всегда делиться с ним игрушками.  На специальной аистиной фабрике работал конвейер, «штамповавший» детей. Малыши появлялись на свет, сортировались и пеленались, после чего специальные птичьи менеджеры доставляли их в семьи. Однажды был запущен не тот рычаг, и на свет появился не братик, а «некомплектная малышка» (так ее назвали в анонсе).

Мультик, конечно, добрый, но я переживала: не слишком ли много разговоров про маму с папой? Ведь дети, пришедшие с нами, тоже были слегка… некомплектными. Кто-то когда-то не вполне обдуманно нажал на рычаг, а непонятливые птицы снесли Степу, Соню, Машу, Ивана и всех прочих туда, где они пришлись слегка не ко двору. И потому пришлось ко многому привыкать: к скучным казенным стенам детского дома, к хорошей, но одной на всю группу воспитательнице Марие Николаевне, и к выездам раз в месяц куда-нибудь на Красную площадь или в музей.

Идея сходить в кино принадлежала мне, поэтому я жутко волновалась. Специально выехала пораньше, за два с половиной часа, но долго не могла отыскать нужную маршрутку. Оставалось всего 40 минут до сеанса, а транспорта все не было. Я говорила себе: «Вика, успокойся, соберись». Даша и Ядвига, наши волонтеры, тоже принялись писать, что опаздывают. С воспитательницей Марией Николаевной мы сообщались через WhatsApp. Было приятно чувствовать поддержку этого небезразличного человека.

Мария Николаевна рассказывала, что в кино они ходили всего однажды и то неудачно. Степик испугался: расплакался, когда выключили свет, и долго не мог успокоиться. А ведь в зале были и другие люди. А эти самые другие в нашей стране к особенным детям не привыкшие, и терпение у них не безграничное. После такого опыта ходить в кино как-то опасались.

Зато в этот раз мы были совершенно одни, выбрали самые хорошие места и никому не мешали. Каждому без исключения была принесена порция попкорна и сока. Степка уселся на мои коленки, невзирая на протесты Марии Николаевны.  Во время рекламных перебивок мальчик шепотом вторил музыкальным джинглам. Он хорошо их знал,  ведь детдомовские дети много смотрят телевизор. Иногда даже слишком много. А что еще делать, если выходы в свет не так часты, как хотелось бы? Степа заглядывал мне в глаза, а я специально делала вид, что не замечаю, чтобы Степа смотрел не на меня, а на экран.

Приехали замерзшие Даша с Ядвигой. Они тоже очень долго добирались. Девушки волонтеры в нашей группе такие нежные: и за руку ребенка возьмут, и обнимут. Добровольчество им по душе, это их свободный, осознанный выбор.  Четвертым приехал Александр, взрослый волонтер на собственной машине. Мы окружили детей с четырех сторон, чтобы они были как бы в безопасном кольце, и наблюдали, чтобы никто не подавился едой,  и все остальное было благополучно.

Когда включили свет, малышня защебетала. Просмотр восхитил всех без исключения. Марию Ивановну особенно потрясло, что дети просидели целых два часа, не вставая и не шумя. Никто ни у кого ничего не отнимал. Все сдали пустые стаканчики, и я сложила их один в другой, как матрешку. Воспитательница все время нас благодарила, говорила, что сама бы не справилась.

Одна малышка по имени Лера все время повторяла протяжно: «Вы такие хорооошие». Эта девочка, несмотря свой диагноз «умственная отсталость», регулярно участвует в разных спартакиадах, соревнованиях и даже получает грамоты. Она моментально улавливает смысл всех игр и вообще шустрая.

Под конец ребята подустали, потому что после школы они обычно спят. Но вели себя отменно: хлопали в ладоши и смеялись именно в тех моментах, в которых было нужно. То есть, они понимали все от первого до последнего слова.

Герои мультфильма выросли, мальчик сделался хорошим братом. А наши Соня, Ваня, Маша, Степа и все остальные блаженно улыбались. Казалось, они не особенно расстраивались, что у мультяшных героев есть мама с папой, а у них нет. Несмотря на то, что привыкнуть к такому невозможно, они и к этому, как смогли, притерпелись.

В Египетской мифологии душа человека – ба – была обычно представлена аистом. В скандинавской мифологии аист символизирует семейные ценности и обязательства друг перед другом. Аисты представлены в китайской, израильской и различных европейских мифологиях, но считается, что ассоциация аистов с новорожденными младенцами возникла в Германии несколько сотен лет назад.

Благодарим «Формулу Кино на Можайке» за бесплатно предоставленные билеты и замечательный сервис!