В блоге даниловцев на портале «Сноб» опубликован новый текст «Снова на птичьих правах?».


Президент Владимир Путин в своем ежегодном послании к депутатам и, очевидно, к стране в целом затронул тему волонтерства, указав на необходимость развивать эту сферу. Были сформированы несколько президентских поручений в адрес Общественной палаты и Агентства стратегических инициатив по развитию и продвижению волонтерства.

Если говорить о социальном волонтерстве, – о работе в больницах, работе с сиротами, стариками, бездомными, – то сразу вспоминаются два примера. Четыре года назад для общественников и волонтеров открылись двери детских домов и интернатов для умственно отсталых детей. По факту в эти учреждения пришли только некоммерческие благотворительные организации. До сих пор несмотря на огромное количество всяких государственных и окологосударственных структур, в том числе молодежных, запрос от этих учреждений на волонтерское присутствие не закрыт. Нянечек мало, детей много, помощников нет. Досуг детей мог бы быть более насыщенным, творческим, полезным. В большинстве ПНИ нянечки еле-еле справляются с кормлением, переодеванием и прочими жизненно-важными вещами. Вроде как структур, способных помогать таким детям, много, а помощи все нет. В Москве таких учреждений всего семь на 15 миллионов человек. Оказалось, эта сфера нужна только некоммерческим организациям.

Существует крупная федеральная больница. Из-за каких-то внутренних разборок между новым руководством и отделениями первое, что стали сокращать, это почему-то волонтерское присутствие. Волонтерская группа работала в одном из отделений четыре года, получала прекрасные отзывы от детей и родителей. Мамы и папы просили, чтобы в свободное от процедур время их детьми хоть кто-то занимался, и волонтеры это делали. Но какие-то новые веяния внутри больницы спровоцировали исчезновение волонтеров . Вот такие грустные примеры отношения к волонтерству.

Положение социального волонтерства сейчас — это птичьи права и существование на народные силы и деньги.

Если поступило предложение развивать волонтерство, то какие игроки могли бы принять здесь участие? Мой вывод пессимистический. Мне довелось работать с ВУЗами, колледжами, я общался с педагогами. Мы понимаем, что в таким местах на первом месте находятся педагогические задачи по работе с детьми. Теоретически им могут быть интересны какие-то социальные вопросы, но детей или студентов много. Быть уверенными, что они захотят массово включиться в добровольческую деятельность нельзя. На практике волонтерство для школьников и студентов – это какие-то разовые акции. Один раз в год съездить в детский дом или дом престарелых, один раз в год навестить ветеранов или одиноких стариков. Вот и вся социальная деятельность.

Окологосударственные организации, живущие преимущественно на гранты или субсидии, вынуждены мигрировать вслед за деньгами. В какой-то год это развитие патриотизма среди школьников, в какой-то год приоритет ставится на спорт. Государственные деньги не отписываются на развитие непосредственно социального волонтерства.

Кроме того, есть серьезная проблема непонимания природы и законов социального волонтерства со стороны чиновников и сотрудников казенных учреждений. Как-то на рабочей встрече по обсуждению регламента между медицинскими учреждениями и благотворительными организациями дискуссия была горячей. Поскольку у представителей госучреждений и членов НКО видение ситуации очень разное.

Представители госучреждений ставят достаточно жесткие требования к самими волонтерам и к организации их труда. Я обратился к одной заведующей больницы и спросил ее: «Вы сами или ваш ребенок готовы преодолеть все те пункты и правила, которые вы нам предлагаете?» В ответ я получил недоумение: «А при чем здесь мы? Вы — волонтеры, вы и обязаны все выполнять и все соблюдать». В подавляющем большинстве чиновничьих голов сидит вот эта шизофрения: «Есть вы, волонтеры, а есть мы». Это параллельные миры. Все это на корню рубит социальное волонтерство, потому что оно – самое простое и безресурсное. Преодолевать какие-то квесты для того, чтобы просто попасть в больницу к детям, – это как-то очень странно. Непонимание азов волонтерства со стороны государства является гарантом того, что у социального волонтерства еще очень долго будут проблемы.

Если государство сегодня не сможет стать основой для развития социального волонтерства, то может быть, тогда бизнес? Есть же социальная ответственность и т.д. К сожалению, нет. Позиция бизнеса проста: нужно зарабатывать деньги. Все, что не касается этого – вторично. Я лично неоднократно слашал: “Про то, что не помогает нам зарабатывать деньги, мы знать не хотим”. Да, есть компании с какими-то крупными корпоративными волонтерскими проектами, но основной фарватер бизнес подхода к данной теме проходит мимо социального волонтерства.

Остается очень маленькая ниша — это некоммерческий сектор, благотворительные организации, у которых есть какая-то своя личная очень глубокая заинтересованность в том, чтобы организовать помощь людям, попавшим в беду, будь то сирота, ребенок в больнице или человек с умственной отсталостью. Остаются те, кому надо, у кого есть какой-то внутренний потенциал.

Сейчас есть такое модное понятие как экосистема. Это такая система, где все работает по вертикали и горизонтали, в которую включено максимальное количество дел и задач. Благодаря этому проблема решается комплексно. На мой взгляд, развитие подобной экосистемы в социальной области могло бы привести к развитию волонтерства. Что бы она могла в себя включать? Конечно, популяризацию волонтерства, а это значит, должны появиться квалифицированные журналисты, понятные пути прихода в социальное волонтерство. Не путем преодоления непонятных квестов, а путем ясных одно-, двух- или трехходовок. Должна появиться и большая палитра предложений. Тот, кто хочет помогать старикам, не согласится посещать умирающих детей и так далее. Должна быть также система подготовки специалистов, их поддержки, ведь социальная сфера — одна из самых сложных. Должен быть центр управления и координации, накопления опыта, создания программ. Это огромный объем дел. И все это не может и не должно быть государственным. Это задача консолидации усилий некоммерческих организаций.

Если бы такие экосистемы могли создаваться в разных городах, наверное, это спасло бы социальную сферу. Но непонятно, кто бы мог это развивать, потому то ресурсов мало. НКО вряд ли могут этим заниматься. И ведь работают они не за ресурс. Основной мотив этих организаций — это то, что в Евангелии названо служением ближнему. Какие-то люди ни с того ни с сего вдруг объединяются и хотят помогать именно бездомным. Ни о каких больших ресурсах говорить в этом случае не приходится. Эти альтруисты обращаются к окружающим их таким же альтруистам за финансовой или волонтерской помощью. Таким образом появляется организация. С человеческой точки зрения все это понятно, но как это может влиять именно на развитие волонтерства?

Мой прогноз таков. Развитие волонтерства увы не затронет социальную сферу, даже если этот пункт появится в разного рода документах, репортажах или статьях. Как не хватало волонтеров в Детском интернате для умственно отсталых, так и не будет хватать. Сейчас происходит реформа в психоневрологических интернатах (ПНИ). Развитие волонтерства в стране вряд ли повлияет на увеличение добровольцев и в этих учреждениях.

Поддержки НКО тоже не будет, потому что там, наверху, природу явления не понимают. У меня есть подозрение, что эта программа, направленная на развитие волонтерства, оттянет ресурсы в какие-то другие сферы: на развитие спорта или патриотизма. Ведь там все понятнее и наряднее. Если раньше нам – социальным волонтерам – доставались хотя бы крохи с пирога, то теперь, может статься, мы не получим вообще ничего.

Есть опасность, что после поручения Президента наша сфера будет излишне формализована и мы, и так постоянно борющиеся за существование, должны будем еще и преодолевать какие-то немыслимые квесты, созданные бюрократами и чиновниками.

Добровольческое движение «Даниловцы» остро нуждается в волонтерах!

Мы приглашаем добровольцев в следующие группы:

1) Группу переписки с заключенными (Возраст волонтеров в этой группе не имеет значения).

2) Психиатрическую больницу №6

3) Наркодиспансер

4) НИИ нейрохирургии им.Бурденко 

Всех желающих мы научим делать добро профессионально!

Обучение в Школе социального волонтерства проводится на бесплатной основе, так как при реализации программ 2016-2017 года используются средства президентских грантов, полученные на основании конкурса, проведенного Благотворительным фондом «ПОКРОВ».

В этом году волонтеры-даниловцы снова готовят новогодние сюрпризы и встречи. У нас много задумок. Мы составили список необходимого для поздравления детей. И зовём вас на помощь!

Стать волонтером и помочь Добровольческому движению «Даниловцы» может каждый, имеющий хотя бы искру желания делать добро и менять окружающий мир в лучшую сторону.