Газета “Мой район” опубликовала статью  руководителя Добровольческого движения «Даниловцы» Юрия Белановского о том, почему волонтеры не обязаны помогать всем подряд.


Трудно быть руководителем волонтерской организации, да еще и благотворительной. Трудно, прежде всего, в психологическом аспекте. Я вынужден постоянно отказывать в просьбе «дать волонтеров». Более того, очень часто возникает желание отказывать жестко и нецензурно. И я для себя еще не нашел ту форму отказа, которая была бы корректной, достаточно ясной и обоснованной для «просителей», и в то же время достаточно жесткой, чтобы пробить скорлупу их стереотипов, или броню их наглости.

Волонтерские организации (движения) не являются и не могут являться бочками с биомассой или аккумуляторами человеческого ресурса, который может быть распределен куда угодно по любому запросу. Волонтерские движения бесконечно далеки от армейских моделей, где воля и свобода каждого не имеет ни ценности, ни выражения. Волонтерские организации – это, прежде всего, то место, где любой волонтер может реализовать свою добрую мечту и помочь именно там, где желает его сердце. Когда я говорю «волонтер», я имею ввиду каждого из нас: себя и вас, читающих эту заметку.Да, наше Добровольческое движение «Даниловцы» создано для того, чтобы помогать людям. И мы это делаем. Но, пожалуй, на этом и заканчивается то общее в понимании волонтерства, что есть у нас с многими «просителями».

Хотите вы того или нет, но наше сознание разделяет реальность на два мира: мой мир и мир вообще. Большинство наших суждений о мире не имеют отношения к моему миру, ко мне лично. Проиллюстрирую через простое упражнение. Если группу людей разделить на 2 равные части и попросить первую написать окружающие проблемы, а вторую написать то конкретное доброе дело, которое они готовы завтра сделать, то эти списки почти не совпадают. Я проверял это много раз. То, что беспокоит человека вовне (плохие дороги, плохая медицина, грязь на улицах, алкоголики) и то, что человек лично готов сделать (покормить бездомных кошек под окном, съездить в детский дом провести мастер-класс по рисованию, посадить кустарник в своем дворе) – очень трудно соотнести.

Вот вам самые свежие примеры, когда ко мне обращаются с просьбой предоставить кому-то наших волонтеров. «Нужна команда волонтеров, готовых заниматься сбором средств на наши проекты», — пишет мне вчера руководитель патриотической организации. Получается, что через волонтеров, которые по определению работают бесплатно, этот дядя хочет заработать денег. Абсурд! Просили у нас волонтеров и «раздавать мороженное на акции», «ухаживать за умирающими в больнице», «раздавать листовки», «обслуживать мероприятие» и т.д. По сути, «просители» хотят бесплатную рабочую силу для решения своих задач. Они уверены, что «волонтерская организация» — это своего рода рабовладельческая контора.

В ответ на такие просьбы я обычно спрашиваю: «Скажите, а ваши дети или родные пойдут это делать? Вы сами сделаете то же самое для моей организации?» И ответ всегда один: «А причем здесь я и мои родные? Вы ж волонтеры, вы ж бесплатно помогаете, вот я и хочу, чтоб вы выполнили мою просьбу». Очевидно раздвоение сознания у просящих.

Другой пример. На днях звонит бабушка подростка (а на прошлой неделе звонила мама другого подростка) и говорит: он у нас один, никуда не ходит, дома непростая обстановка, пришлите мне людей, которые смогут его увлечь и вытащить на улицу и пристроить в кружки и студии. «У вас же все молодые, красивые, хорошие? Это то, что моему внуку надо!» — завершает просьбу бабушка. В ответ я спросил: «А почему Вы сами не взяли внука за руку и не сходили в местный спортивный клуб, «дом пионеров», творческую студию?». Бабушка не поняла моего вопроса: «А что я? Вы ж молодые, увлекательные, задорные и хорошему научите». Вот тут и у бабушки работает та часть сознания, где нет самой бабушки, а есть внешняя для нее проблема и бесплатная рабочая сила.

Да, волонтерские организации помогают людям. Но как бы это не казалось несправедливым, выбор тут за волонтерами, а не за нуждающиеся. И как только каждый из нас задаст себе вопрос: «А кому я готов помогать?», — мы сразу поймем, что не может быть иначе. Кто хотел бы играть с детьми в больнице, не будет переписываться с заключенными. Кто хотел бы сажать деревья на пустыре или рекламировать раздельный сбор мусора, не готов прийти в специальный детский дом и катать коляски с детьми-инвалидами в парке. Все очевидно и понятно.

Часто именно благотворительные фонды просят прислать волонтеров. И я им говорю: «А как вы смотрите на просьбы дать денег? Наверное, спрашиваете об обоснованности просьбы, говорите о своем уставе, о том, что нужно время для сбора денег? Очевидно же, что свободных денег в фондах нет». «Да, — говорят мне, — мы ж не банки. Все деньги расписаны. Сбор средств — это серьезная профессиональная работа, требующая немалого времени. Мы не можем и не будем раздавать деньги каждому просящему». «Так почему же на волонтерские организации вы смотрите иначе и просите и просите прислать волонтеров?» — уточняю я. В ответ почти всегда слышу непонимание.

Думаю, уже понятно, что волонтерское движение – это не биржа по раздаче волонтеров. Это организация, которая знает запросы волонтеров и людей, оказавшихся в беде, и помогает им встретиться. Волонтерское движение — это не склад волонтеров, не сообщество ожидающих, а сообщество уже помогающих людей. Не бывает свободных волонтеров. Каждый из них уже занят, он уже отдал свое время кому-то или чему-то. Ну согласитесь же, если вы раз в неделю проводите мастер-классы по макияжу для девочек сирот, то у вас нет ни времени, ни желания собирать деньги для патриотической организации.

А вот человек, желающий стать волонтером, который еще не волонтер — свободен. Он пока ни в какой организации не состоит. И поэтому, основная аудитория для новых задач — это сторонние люди! Для новых задач волонтеры всегда ищутся заново! А это большой и серьезный процесс, в который «просители» не хотят вкладываться, не хотят брать на себя труд и ответственность. Каким бы запрос не был простым, он предполагает серьезное осмысление волонтерской вакансии, составление объявления, рекламу, прием заявок от волонтеров, отбор подходящих, их подготовку или обучение, организацию их труда (волонтер не должен делать того, на что не соглашался), контроль, результат, благодарность, ведение базы волонтёров и т.д.

Наше волонтерское движение «Даниловцы» — социальное. Значит, все волонтеры еженедельно работают с людьми, которым в жизни пришлось плохо. Все волонтеры уже отдали свое свободное время кому-то: больным в пяти больницах, сиротам в шести детских домах или приютах, бездомным у Павелецкого вокзала, заключённым в Можайской детской колонии и т.д. И каждый раз, когда к нам приходят просьбы о волонтерах от коллег, государственных организаций, частных лиц, мы оказываемся в глупом положении. Помочь часто не можем, а отказ вызывает негатив и обиду со стороны просящего. Что, к примеру, и произошло с той самой бабушкой.

Вот я и думаю, что очень непростая у меня работа. В том числе отказывать.