В блоге даниловцев на портале «Сноб» опубликован новый текст


Через майский снег с дождём лечу с Шухова на Даниловский вал. В здании Патриаршего центра духовного развития детей и молодежи тихо и пустынно, только из-за прикрытой двери одной из комнат слышно ангельское пение: репетирует хор. По средам тут проходят встречи волонтёрской группы духовной переписки с заключёнными Добровольческого движения «Даниловцы».

Держать марку

На столе письма, сладости и чашки с чаем, за столом – координатор Костя Ренжин в окружении трёх девушек и трёх молодых людей. Костя разъясняет, что именно можно вкладывать в посылку подопечным, а что нет, чтобы её не вернули обратно.

Вступает темноволосый юноша. Его подопечный просит какие-то неведомые дорогие марки, дабы отправить почтой запрос в европейский суд. Начинается жаркое обсуждение: действительно ли это так, или просто очередной способ выманить что-то ценное и обменять на деньги или сигареты? Костя советует марки не слать, а ответить подопечному в таком духе: мол, присылайте нам текст Вашего письма, а мы уж постараемся перенаправить, куда следует.

Рассматриваю собравшихся: сам Костя субтильный и высокий, в очках, лицо интеллигентное. Его легко представить с гитарой возле палатки на Грушинском фестивале. Полноватый брюнет, за ним порывистый блондин в очках с «внутренним огнём», как из книжек Достоевского. Миловидная пара: оба светлые, гладкие и ладные, друг на друга неуловимо похожие, как птички-неразлучники. Лицо шатенки, уткнувшейся в телефон, мне знакомо – видела её на благотворительных ужинах. А рядом с нею натурально героиня русских сказок! Лицо ясное, умный пронзительный взгляд, длинная русая коса.

Василиса Премудрая по имени Ксения

– Скажите, вот Вы зачем этим занимаетесь? Переписка с заключёнными – не самая очевидная форма досуга…

– А это и не для досуга, – отвечает, – а чтобы заповедь Божию исполнить.

– Какую?

– Есть дела милосердия, которые в Евангелии перечислены. Накорми голодного, приюти бездомного, посети заключённого… Переписка – это форма посещения, общения с ними. У входа в монастырь Даниловский объявление висело, и вот я уже почти два года тут… Подопечных у меня поначалу было немного, но потом каждый друзьям рассказал, и теперь около 10… Ну, это не так много. Пока письмо туда, пока обратно, порядка двух месяцев.

– Вас не смущает, что собеседники серьёзно преступили какие-то в том числе и Божьи законы?

– В Евангелии написано, что в рай первым попал разбойник. А ещё сказано – не суди, и я не сужу. Не знаю, какие преступления они совершили. Они не рассказывают, а я и не спрашиваю.

– Не боитесь, что они выйдут – и придут под ваши двери просить ещё помощи, всё больше и больше?

– А что в этом страшного? – смеётся. Сказочная красавица и умница, ну. – Костя вот рассказывал – приходили, даже какие-то передачки приносили. Волонтёры им помогали в заключении, а они вышли и в знак благодарности через «Даниловцев» тоже решили помочь тем, кто в беде.

Ксения забирает со стола пачку писем своих подопечных, повязывает павлопосадский расписной платок, и они с застенчивой шатенкой прощаются и уходят.

Порядка 80% заключённых – выходцы из детдома

Поворачиваюсь к миловидной парочке, Катерине и Михаилу. Выясняется, что волонтёрствует Катерина, а Михаил, как верный супруг, просто сопровождает жену:

– Конечно, у меня поначалу возникали вопросы. Как это так – заключённые, люди что скажут… Поэтому на встречу группы пришёл посмотреть, что и как тут происходит… Сам заключённым не пишу, это слишком большая ответственность для меня. Не так-то это и просто: надо внимательно вчитаться в письмо, и своими словами ответными как-то поддержать человека, не обидев его, не унизив…. Да и финансовая поддержка семьи целиком на мне. Катя сейчас не работает, домашнее хозяйство ведёт. Но в её служении ей по мере сил помогаю!

Катины глаза сияют: ясно, что для неё волонтёрство значит многое. Говорит, что помогать людям хотела давно, однако традиционные варианты социального волонтёрства, вроде помощи детдомовцам, были морально слишком тяжелы. А год назад пришла в группу переписки, и вот здесь мечту воплотить удалось. Да и к слову, по статистике порядка 80% заключённых – выходцы из детдома, так что то на то и вышло.

– Для меня переписка – идеальная форма общения. Я могу всё хорошо обдумать, сформулировать свои мысли. Здесь я могу выступить немного и как психолог (по образованию Катя – инженер-механик, а психология – её увлечение).

Она не так давно пришла к православию, горит горением новообращенного. И именно в лице заключённых она нашла внимательных собеседников, которые разделяют её свежий интерес и тягу к изучению духовной литературы.

– Открываю письмо – и чувствую, как становлюсь милосердней. Жестокий мир преломляется, становится мягче. Начинаешь думать о главном.

Как материальное перевести в духовное

Юноша бледный со взором горящим на группе переписки впервые. Через баннер на сайте наших православных коллег вышел на сайт «Даниловцев», посмотрел все материалы, которые нашёл, принял решение ходить.

– Андрей, Вы – человек верующий?

–  Да. Да… Ну, насколько я могу судить о себе, – продолжает отчего-то с лёгким раздражением, будто вопрос его уязвил. – Ну, вообще-то я не хочу судить о себе и делать из себя какого-то там, знаете ли… Но по моим скромным силам, да. Мы все находимся в начале пути, так или иначе.

Темноволосый Александр, шестой волонтёр сегодняшней встречи, делал перерыв в своём служении, но потом вернулся. Он – прихожанин храма Свято-Данилового монастыря, прежде ходил на евангельский кружок и в группу хорового пения.

– Исполняя заповеди Божьи, помогая другим в духовной переписке или в разговоре о Боге, решая их трудности в основном духовного, да, характера… Ты как бы знаешь уже, изучил сам Библию, ответы какие-то, можешь поделиться этим с другим человеком. В основном просят выслать бандероли с чем-то материальным, а твоя задача – перевести это на духовный лад…

Александр говорит долго, перескакивая с темы на тему: и о смирении и покаянии, об узких вратах и о суде Божьем, о давлении социума и трудностях недавно освободившихся заключённых… Становится скучновато. Возможно, впечатление ошибочное, но мне показалось, что ему просто нравится рассуждать о вере пред теми, кто менее осведомлён, он чувствует себя учителем и греется чувством, что вот такой вот он старательный и правильный христианин, несёт свет знаний в тёмные места.

Работа с «отказниками»

Группе переписки порядка 5-6 лет, и в качестве координатора Костя Ренжин здесь года три. Он настолько органичен на этом посту, будто «всегда тут был», хотя когда-то также, как и все, пришёл по объявлению простым волонтёром. На тот момент он был новообращённым православным, год назад крестился, стремительно поглощал всякие знания, с православием связанные.

– У меня сейчас порядка 6 подопечных. Это давние, ещё с моего волонтёрства. Есть и другие – волонтёры, они как: разбирают письма, какие понравились, а какие не понравились, мне отдают. Вот я и работаю с «отказниками». Попереписываюсь с ними некоторое время – глядишь, они и раскроются, уже и какому-то волонтёру приглянутся, он возьмёт их. Мы меняемся подопечными иногда, волонтёры ведь приходят-уходят… А ещё такая история была: переписывался я с одним заключённым года три, наверное. Считал, что всё идёт хорошо: он мне задаёт массу вопросов, я на них отвечаю, сам себе радуясь, что я всю эту информацию освоил, переварил… И вдруг мой подопечный резко меняет ко мне отношение и пишет на меня жалобу игумену: мол, вот такой-то пишет неправду… А письмо-то это ко мне пришло! Неприятно, конечно… Ну, я к игумену с этим письмом пришёл, говорю: вот, мол, на меня жалоба, скажите, что я неправильно делал? А отец Иоасаф ответил так, что я в корне переменил свою манеру переписки с заключёнными. Он сказал: «А зачем ты отвечаешь на массу этих вопросов, которые не имеют самого главного – смысла? Пиши о главном. Пиши о Христе» Меня это очень вдохновило. Можно бесконечно заниматься словоблудием, развивать какие-то дискуссии и философствования, оспаривать чужие слова и выяснять, кто из святых достаточно свят, а кто недостаточно… Но это просто отвлекает от главного – от Христа, от пути в Царство Небесное.

Момент ясности

Встреча подходит к концу, прощаюсь. В коридоре ещё слышны ангельские голоса. Всё вместе – холодный май, горячий чай, церковное пение, последние слова Кости, православные, ведущие переписку с преступниками в тюрьме – создаёт момент ясности. Вот она, жизнь человека, простое и ясное служение. И не нужно для этого ждать никаких таких особых условий или удобных моментов. Просто будь честным с собой и с собеседниками и всегда держи в уме самое главное.

Текст: Юлия Гусакова

Стать волонтером и помочь Добровольческому движению «Даниловцы» может каждый, имеющий хотя бы искру желания делать добро и менять окружающий мир в лучшую сторону.