В блоге даниловцев на портале “Сноб” опубликовала новый материал о волонтерах Добровольческого движения.


Кирилл чинит крышку игрушечного мусорного контейнера. Саша на пластиковой горке  размахивает плюшевым крокодилом, он сегодня в образе, он – Бабка Ёжка. Поразительно талантливый пацан, просто король драмы! Амина спокойно строит что-то из кубиков, рядом голубоглазый Павел рассказывает, что у него в руках «миксер, он готовит 41 минуту… Оп! Уже готово. Вот, попробуйте зелёный цвет!» Одним словом, простая группа детского сада. Простая, да не простая: у Саши один из достаточно редких синдромов, генетическое заболевание, луноликая Амина – дочка трудовых мигрантов, Кирилл – обычный ребёнок, Павел – с задержкой развития. А все вместе это – «СаВа».

…Если от метро «Китай-город» пойти в горку по улице Забелина, а у церкви князя Владимира взять левей, то по Старосадскому переулку можно дойти до евангелическо-лютеранского кафедрального собора святых Петра и Павла. Вот круглая клумба во дворике, вот мощные двери, а за ними – гулкая пустота.

Нужная нам дверь слева, на ней висят два ярко-жёлтых плюшевых солнца и табличка «ЗАКРЫТО». Но нет, тут как раз открыто – открыт мультикультурный интеграционный детский досуговый центр «СаВа». Этому проекту уже два года, он про широкую инклюзию, вроде маленькой идеальной модели большого мира. Тут и обычные дети из московских семей, и дети с разными трудностями – от физиологических до языковых, и психолог, который помогает им справляться и уживаться друг с другом, и волонтёры, которые помогают специалистам и детям – все вместе.

Какой разительный контраст с холодной тишиной собора! В маленькой комнатке всего так много – детей и взрослых, звуков и движения, тепла и света! Меня встречает психолог СаВы и координатор волонтёрской группы «Даниловцев» Лена Куликова.

Лена Куликова, психолог: «Центр «СаВа» был задуман Екатериной Кокориной из Фонда «Мозаика счастья» как альтернатива муниципальным детским садикам. Идея выросла из опыта работы Фонда с детьми беженцев и мигрантов. Их же очень трудно устроить в школу или детский сад, а как им входить в новое социокультурное пространство? При этом, в школу эти дети все равно пойдут. Но они должны быть к ней готовы: научиться говорить по-русски, иметь какой-то воспитательный, культурологический набор.

«СаВа»  работает с 10 утра до трех часов дня три дня в неделю. Принимают в него как детей беженцев и трудовых мигрантов, так и детей с особенностями развития, которые не могут удерживаться в группах обычного детсада, даже если в нем есть инклюзия. Там же нагрузка на воспитателях очень большая. И если в группе 25 детей, и из них – три человека с особенностями развития, эти детки очень часто получают эмоциональные травмы, не вписываются в группу и опять оказываются дома. Но даже если дома – замечательные родители, и ребенок ходит на какие-то дополнительные занятия с логопедом, с психологом, где ему общаться с детьми? Причем, разными? А ему это необходимо!»

Ольга, мама Кирилла:«Сегодня привела сына сюда впервые. Ему скоро шесть, он ходил в обычный государственный сад. Дисциплина там была строгой, но у воспитателей были любимчики – и нелюбимчики. Сын увидел, что бывает вот так – а теперь я хочу ему показать, как бывает иначе».

Коля, волонтёр:«У меня совершенно не было опыта общения с детьми – своих пока нет, а в семье я один. Пришёл сюда учиться с ними общаться. Мне интересно, как, не мешая им, можно мягко с ними контактировать».

В комнате кроме игрушек и разного игрового оборудования стоит… палатка. Каждый ребенок в «СаВе» может сказать: «Мне слишком много всего!» – и спрятаться в палатку, и посидеть там отдельно от всех, прийти в себя. Но сейчас Лена палатку складывает: пришла волонтер Мария Первушина, и детей ждёт мастер-класс. Три низких столика, за которыми до этого перекусывали дольками яблок, морковки и сушками и вели светские беседы о том, у кого на что аллергия, теперь покрыты рабочей скатертью. Мария достаёт яркие куски шерсти. Занятие продолжает тему Скандинавии – на предыдущих занятиях дети мастерили картонные мечи и щиты, как у викингов, а сегодня педагог показывает с помощью бумажных фигурок на палочках мини-сказку о боге Торе и маленьком гноме, который хозяйничал в его конюшне, а волонтёр Коля читает с телефона текст сказки.

Все дети смотрят увлечённо – все, кроме Павла и Брэдли. Ему будет шесть в марте, он из Конго, они с мамой в замысловато намотанном тюрбане только что пришли, и Брэдли не хочет с корабля на бал валять колпачок гнома, он хочет играть. А Павел просто ничего не хочет – ни фартук надевать, ни на стуле сидеть. «Я этого не выдержу, не выдержу!», – всё повторяет он. Брэдли сердится на него, толкает: «Ты мине мешаешь!». Но психолог Лена сказала два слова одному, взяла на ручки другого – и вот уже и шерсть рвётся и складывается, и на неё накладывается сеточка, и всё это дело мочится – и трётся мылом, ещё трётся, ещё… Чемпионы по выдержке – Кирилл и Амина. Саша очень старался, но уже устал и ускакал по своим бабки-ёжкиным делам.  Павел и Брэдли тоже делали, а потом просочились обратно в игровое пространство. Лена этому не препятствовала – ведь каждый ребёнок постарался выполнить поставленную задачу в меру своих сил.

До прогулки ещё есть время поиграть, и Лена вовлекает всех в круг. Сначала перекидывают мячик, напоминая друг другу свои имена. Потом такая игра – один показывает, а все повторяют. Каждый из детей хочет показать что-то своё, как-то выделиться! Волонтёры наверняка тоже очень хотят, но скромничают. Лена смеётся и на разный манер повторяет:

«У Авдотьи, у старушки

жили в маленькой избушке

пять дочерей, пять сыновей.

Все без бровей!

Они не пили и не ели,

И на Брэдли всё глядели,

Разом делали, как Брэдли!»

Брэдли показывает какой-то супер-прыжок со вскидыванием ног, а потом рук, и все стремятся повторить, и это так смешно и задорно!

Досуговый центр хоть и маленький, а всё по расписанию: сейчас все идут в туалет – и на прогулку! Волонтёры помогают деткам одеваться. Напяливаются носки, шапки, флисовые кофтюли, комбинезоны и варежки, дети вооружаются снежколепами и лопатками.

Лена Куликова:«Обычно я с Катей (Екатерина Кокорина, руководитель СаВа), но сейчас она болеет… Хорошо, что пришли Коля и Маша. Они уйдут – но на прогулке будет другой волонтёр, Мария. Волонтёры помогают очень! Замечательно, когда у каждого сложного ребёнка свой опорный взрослый».

Опорный взрослый – это тот взрослый в коллективе, которого выбирает сам ребенок. Именно через него происходит мягкое вхождение ребенка в группу. То есть, сначала взрослый, потом – другие дети.

Лена Куликова: «Основная роль волонтера – играть. Наши дети нечасто устанавливают друг с другом пару для игры, а вот со взрослым им безопаснее. И мы волонтерам говорим: «Включайтесь в те игры, в которые вы сами хотите поиграть». Потому что если волонтер  заинтересован, и ему самому нравится, он воодушевляется от игры, то создается такой фон, в котором хорошо и ребенку. И когда ребенок понимает, что в игре можно сохранять безопасность, у него расширяются горизонты, и он замечает своих сверстников».

Одевшись, мы стайкой идём на детскую площадочку. Брэдли в сугробе смотрится весьма необычно! Мария что-то объясняет детям про снежки и снежколепы. Я вижу её не впервые – она волонтёрила в Морозовской больнице, а на новогоднем представлении виртуозно играла на блок-флейте… Маленький Саша настойчиво «прогонял» меня из игровой – мол, оделась, уходишь, всё, пока-пока. А теперь, когда мне действительно пришла пора уходить, крутит головой, руки не подаёт – не прощается…

И откуда название такое, СаВа? Это и от французского ça va: для некоторых здешних деток французский – второй язык. А ещё в советском мультике «Вини-Пух и день забот» над входом в жилище Совы висела табличка САВА. И Саша про плюшевую икеевскую сову, которую держит в руках, точно знает, что это да, именно что Сава, а никакой не филин Мистер Ху!

Одно ваше пожертвование – это один колпачок гнома, сделаный в “СаВе”. Помочь волонтерам на материалы можно здесь.

Автор: Юлия Гусакова