В блоге даниловцев на портале “Сноб” опубликовала новый материал о волонтерах Добровольческого движения.


Сегодня мы вам расскажем, как в одном приюте для подростков совместными усилиями делали из картона суперский кривой нож! Почитайте, и возможно вам захочется сделать такой же. А возможно, вы захотите поехать с нами в следующий раз, чтобы сделать там с детьми что-то другое и даже не кривое, но тоже суперское…

…Страшно спугнуть, но вроде весна! Небо высокое, голубое, сугробы потемнели и подтекают, оставляя на сухом асфальте тёмные дороги. Пространство города удивительным образом раздвинулось. Солнечный субботний день, возле выхода из метро Севастопольская стоит координатор Надя Черкашина в окружении четырёх парней-волонтёров. «Сначала ввели требование по прививкам, а сдать анализы и сделать прививки – это не одна неделя нужна. Потом в приюте был карантин. Группа моя поредела…», – вздыхая, говорит Надя. Наде немного грустно сегодня: три года она волонтёрила в нашей группе “Даниловцев” в ФНКЦ, потом три года координировала группу в Зюзино, и вот последнее её посещение в качестве координатора. Для Нади эта история завершается, но группа продолжает жить.

В Центре поддержки семьи и детства “Зюзино”  – таково официальное название учреждения – уютно пахнет чем-то съедобным. Охранник записывает наши паспортные данные, навстречу выходит молодая сотрудница. «Что-то лицо мне твоё знакомо!» – обращается она к Саше Валентьеву, активному волонтёру, который посещает не одну, а целых три волонтёрских группы. «Так я хожу уже сколько!» – «Нееет, это понятно… На одного нашего воспитанника ты сильно похож!» Воспитанников здесь искренне любят, переживают за их судьбы, и к волонтёрской помощи относятся с уважением. За шесть лет жизни группы трудности бывали, но совместными усилиями решались.

Надя с двумя волонтёрами направляется в группу к ребятам постарше играть в настольную игру «Денежный поток». А Коля – опытный волонтёр и новый координатор группы, – волонтёр Саша и я идём к ребятам помладше. В приюте есть и девчачьи группы, и малыши, но силы волонтёров ограничены, пока ходим в две группы мальчиков.

Комната немногим больше обычной детской и обставлена на схожий манер: письменные столы, над ними полки; шкафы, диванчики, стулья, справа – дверь в спальню. Это не обычный приют, здесь дети живут не постоянно, а временно при острых семейных кризисах – неблагополучная обстановка, тяжёлый внутрисемейный конфликт, или родители ограничены в родительских правах. Бывают и менее драматичные причины – кто-то из родителей или опекунов уехал в командировку или по неотложным делам, или лёг на плановое лечение, а ребёнка оставить не с кем… В волонтёрской среде как-то не принято дотошно выспрашивать у подопечных подробности их затруднений. Но как бы в приюте ни было уютно и спокойно, какими бы тяжёлыми ни были домашние трудности, дети скучают по семье и часто говорят об этом. Даже мальчишки, даже «почти взрослые», всё время обсуждают, кого через неделю заберут, кого – через две, а за кем прямо сегодня мама придёт.

В комнате шесть пацанов и одна девочка. Обычно детей больше, но сейчас в некоторых школах каникулы, ребята разъехались на отдых. Дети стайкой окружают волонтёров и галдят наперебой: «А что сегодня делаем? Сегодня что?»

Артём с Максимом заключают пари:

– На полтинник спорим!

– Нет, на сотку!

– Да у тебя есть сотка-то?

– Есть! – не моргнув глазом, отвечает Артём. Сотки у него, разумеется, нет.

– А вы новенькая, что ли? Разбейте!

Разбиваю. Артём спор выиграл: сегодня будем делать керамбит, анонсированный на прошлом занятии. Что это? Оказывается, модный ножик (но не моднее спинера!), которым «головы всем отрезать, чтоб прямо вот так кровь текла!» – поясняет Артём. Не настоящий, нет, а из цветной бумаги и картона, по особой технике с бумажными усилениями-трубочками, что соединяют «лезвие» и «ручку». Коля запускает ролик на ютубе, все усердно принимаются рисовать, я тоже пробую. «Некрасиво!» – кося на мой рисунок, припечатывает Артём. Делает круг вокруг стола, другой: «Мне тоже такой нарисуйте!» – «А кто критиковал меня?» – «Нет, нарисуйте!.. Да нет, тут же не так!» – «Ну, если не так – тогда сам давай!» Вздыхает, уходит. Находит помощников на другом краю стола.

Все страшно увлечены – вырезают, проклеивают, разравнивают, сворачивают трубочки… Не всё даётся с первого раза, да и не выходит так аккуратно и эффектно, как в видеоролике. Ребят это огорчает, они подкисают, но Коля подбадривает: «Тут дело такое: главное не результат, а участие. Важно, что вы пробуете!».

Коле – 29, работает он товароведом одежды и обуви, такой киношный типаж молодого школьного физрука или вожатого в лагере: спортивный, строгий и справедливый. Пацаны таких просто обожают, и наши подопечные – не исключение! Тут ещё такой момент: так сложилось, что большинство социальных волонтёров – девушки. Не поймите превратно, подопечным с волонтёрками прекрасно. Но мужская компания для мальчишек – это нечто особенно ценное! Мужские разговоры, мужские отношения – своя атмосфера, одним словом. Волей случая или как-то иначе в Зюзино много волонтёров-мужчин, что и говорить, это замечательно.

Между делом подопечные рассказывают о себе. Кто в кадетском корпусе, а кто на скрипке играет. У кого дома котёнок пушистый чёрный и почти взрослый, а кто болеет за «Спартак» и якобы даже ходил драться двор на двор с другими фанатами (хотя, судя по внешнему виду и мягким манерам, скорее, выдаёт желаемое за действительное). «А не проще ли по турнирной таблице посмотреть? Драка-то как дело решит?» – спрашивает Коля. Да, возразить тут нечего.

Занятие подходит к концу. У единственной девочки получился аккуратный миниатюрный  керамбит, она пытается «отрезать» им рукав моего свитера. Мы с мальчишкой одним старались дуэтом, и у нас вышел голубой, крупный и аккуратный. Загляденье! Он любуется, бережно крутя нож в руке, потом подставляет стул и прячет поделку на шкаф. Артёму Коля помогает доделать зелёный из бархатной бумаги. Артём вырезал с обложки альбома морду белого тигра и наклеил ее на «лезвие». Показывает мне: «Вот, всё сам сделал!» – «Доволен?» – «Не-а!» Артём, похоже, мало чем бывает доволен, такой вот характер. Но он обаятельный, ребята любят его, это заметно.

«А наклейки?» – Артём лезет в волонтёрскую сумку и получает от Коли строгий нагоняй. Самостоятельно по волонтёрским сумкам лазить нельзя, такое правило. «Все в очередь!» – командует Коля, и друг за другом ребята выбирают маленьких объёмных кошек и собак. Это – традиция группы. «Раньше я приносила много красивых материалов для творчества, – говорит Надя, –  но оборачивалось это тем, что ребята поделку делать не хотели, а каждый старался лично для себя урвать побольше и получше, иногда и обманным путём. И мы нашли такой выход: из пожертвованных материалов для творчества всё делаем строго на занятии, но после занятия лично для каждого подопечного – наклейка. И это решило проблему!»

Ребята прощаются с нами, обнимаются, благодарят. Впереди у них полдник и маленькая прогулка, и дальше по режиму – у кого несколько дней в приюте, у кого – недель или месяцев. За год все ребята успевают смениться полностью. Для волонтёров это немного грустно: только привыкнешь, узнаешь поближе, завяжешь дружбу – а они уезжают… С другой стороны, уезжают-то они к себе домой, к мамам и папам, и это – момент радостный. Это значит, семейный кризис миновал, жизнь налаживается. А наши волонтёры? Наши волонтёры всегда готовы поддержать того, кто сейчас в беде.

А поддержать “Даниловцев”, чтобы мы и дальше регулярно ходили в этот приют, можно здесь. 

Подготовила Юлия Гусакова.