В блоге даниловцев на портале “Сноб” опубликован новый материал


Сначала кратко и формально. Москва по развитию социального волонтерства снова впереди любого региона России. И это хорошо. Регионам есть у кого учиться. По поручению вице мэра Москвы по вопросам социального развития Анастасии Раковой при непосредственном участии московского министра труда и социальной защиты Владимира Петросяна начата совместная с общественниками работа по развитию социального волонтерства в психоневрологических интернатах (ПНИ) и пансионатах для ветеранов труда (ПВТ).

Впервые в истории Москвы при Департаменте труда и социальной защиты населения 10 июля прошла рабочая встреча всех директоров ПНИ и ПВТ с руководителями благотворительных и волонтерских организаций, системно развивающих социальное волонтерство в социальных учреждениях. Положено реальное деловое начало, способное в ближайшие годы кардинально изменить жизнь людей, проживающих в стационарных социальных учреждениях.

Почему это важно?

До недавнего времени волонтерство развивалось по двум принципам. Со стороны НКО: пустите нас к людям, проживающим в казенных учреждениях; что не запрещено, то разрешено. Со стороны директоров: может быть, мы позволим, если не будете мешать нам работать; что не предписано, того может и не существовать.

По оценкам общественных организаций волонтерские системные регулярные программы в Москве реализуются в 8 из 13 ПНИ (62%) и в 7 из 11 ПВТ (64%). Казалось бы, хороший процент – две трети. Однако, если оценить волонтерское присутствие в отношении конкретных проживающих, то цифры другие. Волонтеры регулярно и системно помогают примерно 500 проживающим из 8500 человек в ПНИ (6%) и 200 из 5200 проживающих в ПВТ (4%). Таким образом волонтерство включено в работу учреждений очень незначительно. И теперь не только общественники хотят это изменить.

Почти цитирую: “Есть политическая воля к развитию волонтерства в социальных учреждениях. Волонтерство очень нужно учреждениям, волонтеры приносят в них жизнь. И директора должны понимать, что им оно гораздо нужнее, чем даже самим волонтерам. Необходимо, чтобы проживающие обрели друзей. Нужны проактивные действия со стороны директоров и сотрудников учреждений, чтобы волонтеры пришли. И мы готовы пойти на этот большой труд, который нам всем предстоит предпринять. Известно же, что для привлечения 6000 волонтеров на ЧМ по футболу потребовалось 2 года работы!” Это слова, а вернее установка подчиненным от первого заместителя руководителя Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы Александры Александровой.

 О чем речь?

Сегодня и общественники и представители органов власти, и руководство учреждений в Москве могут говорить на одном языке. Речь идет о социальном волонтерстве, суть которого можно проиллюстрировать репликой координатора волонтерской группы Движения “Даниловцы” в одном из психоневрологических интернатов: «Ко многим проживающим никто никогда не приезжает. А к кому приезжают, то очень редко. Мы же ходим лично к ним и делаем это регулярно. И это для каждого из них очень важно! Они очень ждут и переживают за нас – волонтеров. К нам они очень бережно относятся, могут даже друг друга ругать за какое-то неподобающее отношение. Это все, конечно, из-за того, что они очень боятся нас потерять”.

Социальное волонтерство – это непрофессиональная помощь людям в трудной жизненной ситуации, способная изменить качество жизни. В основе лежат личные отношения: внимание, забота, принятие, участие, а также бытовые навыки: общение, прогулки, игры, сопровождение, техническая помощь.

Качество жизни, человеческие отношения – это не удовлетворенная, но очень востребованная потребность со стороны «подопечных» на волонтерскую помощь. Это свободная ниша в системе государственной помощи, это то, чем может поделиться каждый человек, если у него есть желание. Это зона минимальных конфликтов с персоналом казенных учреждений. Общение и «бытовые навыки» не требуют профессиональной (затратной) подготовки, требуется только желание и время.

Волонтеры в среднем 1-2 раза в неделю по 2 часа общаются с проживающими, гуляют с ними, проводят творческие и учебные занятия по обучению бытовым навыкам и кулинарии, занимаются спортом, организуют поездки и экскурсии, оказывают бытовую помощь. Для кого-то волонтеры становятся наставниками, очень близкими людьми.

 Что можно сделать?

В среднем, для помощи проживающим, способным к самостоятельной жизни, нужен 1 волонтер на 3-4 проживающих. А для оказания помощи людям неспособным себя обслуживать, необходимо 2-3 волонтера на 1 проживающего. Эта работа крайне эмоционально затратная, даже если речь идет только о прогулках и чтении книг.

Общение, личные отношения – дело не конвейерное. Поэтому не получится со стороны учреждений воспользоваться услугами “поставщиков волонтеров”. Массой и строем тут ничего не решить. Нужны живые, интересующиеся люди, готовые самостоятельно взять ответственность. Это штучная история.

На организацию устойчивой системной работы одной волонтерской группы, работающей еженедельно (координатор и 15 волонтеров), необходимо от 6 до 12 месяцев.

Поэтому возможная задача-минимум до конца 2020 года в дополнение к существующим программам НКО может состоять в запуске волонтерских программ в тех девяти ПНИ и ПВТ, которые не охвачены волонтерами. Для этого надо подготовить и трудоустроить в НКО 9 координаторов, привлечь и подготовить 250 волонтеров, имеющих желание работать в социальной сфере. Организовать систему поддержки и супервизии для новых и действующих координаторов. В этом случае можно прогнозировать охват волонтерскими программами 1200 проживающих.

Реальная возможность сектора НКО больше. В дополнение к существующим программам возможно организовать 20 новых волонтерских проектов и программ в ПНИ и ПВТ. Для этого придется подготовить 20 координаторов и привлечь 600 волонтеров, а также создать куда более серьезную систему поддержки и сопровождения. Охват будет тоже больше – порядка 2500 проживающих.

При этом очень важно понимать, что НКО, работающим в ПНИ и ПВТ, придется поддерживать и развивать уже действующие программы через привлечение и подготовку и поддержку, как минимум, 600 волонтеров в год.

 Какие есть проблемы?

Общественные организации говорят, что до сих пор есть страх со стороны руководства учреждений. Формально, вся ответственность за проживающих – на директорах. Волонтеры – сторонние люди, и даже возможность заключать договора не снимает тревоги с директоров.

Известны случаи, когда руководство учреждений запрещало вход волонтерам после того, как те обращали внимание на плохое поведение персонала, на недостойное обращение с проживающими, на плохие условия содержания.

Волонтеры не должны зависеть от личного мнения директоров. Нужен регламент взаимодействия социальных учреждений и волонтерских организаций.

На практике мы видим слабое взаимодействие волонтеров и персонала учреждений. Каждый занят своим делом. Со стороны персонала волонтеры часто – помеха. Наблюдается избыточный контроль за волонтерами.

Следует стремиться к тому, чтобы все вместе действовали в интересах подопечных. Чтобы воля руководства учреждений на сотрудничество с общественниками была донесена до сотрудников не в общих словах, а в объяснении роли волонтеров и разделении областей ответственности. Чтобы было сказано и на деле подтверждено, что волонтеры – это хорошо, с волонтерами нужно сотрудничать, волонтерам можно доверять.

В этом контексте очень востребовано обучение персонала учреждений основам взаимодействия с НКО и волонтерами. Огромную пользу могли бы принести периодические встречи персонала и волонтеров для обмена опытом и решения актуальных вопросов.

Персонал порой выступает “хозяевами” подопечных. Нередко сотрудники учреждений необоснованно не пускают проживающих на мероприятия, организованные волонтерами. А в отношении “лежачих” подопечных приходится порой настаивать, чтобы волонтеров пустили к конкретным людям. У персонала часто “глаз замылен”, и сотрудники о каких-то проживающих думают, что те уже не коммуникабельны и волонтеры им не нужны. А на самом деле именно волонтерское участие часто возвращает к жизни людей.

Общественникам нужен ответ на вопрос, что делать волонтеру, если он видит нарушения прав человека, если он видит неподобающее поведение персонала, если он видит что-то плохое? В одном из московских ПНИ уже действует независимая юридическая служба, организованная общественниками. Она не подчиняется руководству, у юристов нет конфликта интересов. Возможно, эту практику следует распространить и на другие учреждения?

Есть проблемы с выходом проживающих за территорию учреждений. Встает вопрос: как упростить процедуру выхода “недееспособных”, если волонтеры готовы сопровождать таких людей? Вместе сходить в кино, в театр, на прогулку в парк и т.д. Сейчас это возможно только с сопровождающими, а сопровождающие не готовы выходить, если не собрана группа менее 5 человек.

Немало вопросов и по организации транспорта и сопровождающих на выездные мероприятия. Особенно это проблемно в выходные дни. Волонтерам самим без участия руководства учреждений не справиться.

Очень востребован уполномоченный куратор волонтерской деятельности со стороны учреждений. Не сотрудник, обремененный дополнительно к своим основным рабочим делам еще и волонтерством, а полноценный куратор. Необходим и прямой контакт с Департаментом по решению проблем в области работы НКО и волонтерства.

В ПНИ и ПВТ распространен запрет на фото и видеосъемку проживающих. Для НКО – это плохо, поскольку деятельность благотворительных организаций должна быть публична.

 Что будет сделано в ближайшее время?

Львиная доля указанных проблем снимается тремя пунктами. Во-первых, Департамент труда и социальной защиты населения подготовит регламент взаимодействия НКО с ПНИ, ПВТ и иными подведомственными учреждениями. За основу, вероятно, будет взят аналогичный, успешно действующий уже 5 лет регламент волонтерской работы в учреждениях для детей-сирот. Во-вторых, волонтерские программы и проекты будут включены в направления грантовой поддержки Департамента. НКО на конкурсной основе смогут получать финансирование для развития волонтерской работы в ПНИ и ПВТ. В-третьих, в программы подготовки и переподготовки персонала будут включены модули по взаимодействию с НКО и волонтерами.

В дополнение к этому на упомянутой встрече с НКО и директорами учреждений министр труда и социальной защиты Правительства Москвы Владимир Петросян озвучил несколько важных предложений.

Во-первых, волонтеры должны стать общественными инспекторами, которые дисциплинируют государственные учреждения.

Во-вторых, волонтеры не должны замещать собой труд персонала. В учреждениях подведомственных департаменту, прежде всего, нужна помощь по организации досуга и общения.

В-третьих, будет рассмотрен вопрос об упрощении процедуры выхода проживающих за территорию в сопровождении волонтеров. Главное – правильно распределить ответственность. При этом нельзя забывать о федеральном законе, регламентирующем эту тему. Следует оставаться в рамках закона.

В-четвертых, персонал не имеет право запрещать представителям НКО фото и видеосъемку проживающих. Достаточно закона о персональных данных. Избыточные запреты недопустимы.

В-пятых, в департаменте есть ответственный за работу с НКО. Это – опытный и уважаемый общественниками сотрудник. Ему поручены и вопросы развития волонтерства. Общественной приемной министра дано поручение обращать внимание на звонки и обращения от НКО по вопросам волонтерства.

В-шестых, по согласованию и при участии НКО при департаменте возможно создать методический совет для тиражирования успешных программ волонтерской поддержки проживающих. Особенно это касается программ наставничества и сопровождения детей, переходящих из детских учреждений в ПНИ.

В-седьмых, после консультаций с НКО возможно расширить работу телефонной юридической службы, действующей при Департаменте, на вопросы качества жизни проживающих и плохого обращения к ним со стороны персонала. В том числе, и на вопросы организации волонтерства. Или, как альтернативное предложение, возможно создать единую юридическую справочную службу с участием НКО при Департаменте.

Все эти изменения уже в ближайшем будущем смогут кардинально изменить жизнь людей, проживающих в стационарных социальных учреждениях.