Александр Валентьев, который возглавляет группу Движения «Даниловцы», рассказал, как добровольцы помогают “трудным” подросткам вернуться к обычной жизни.

«Детско-подростковый наркологический реабилитационный центр «Квартал» – это только звучит строго и значительно. Александр Валентьев, который возглавляет там волонтерскую группу Движения «Даниловцы», уверяет, что дети в этом центре – совершенно обычные – творческие, сообразительные, доброжелательные. А Саша знает, о чем говорит: несколько лет он ходил волонтером в детскую больницу и ему есть, с чем сравнить.

– Слава Богу, что соблазны «взрослой жизни» – стремление все попробовать, поймать какой-то неведомый «кайф», – которые кажутся такими притягательными для подростков, обошли меня стороной, – говорит Александр Валентьев. – Я считаю, что во многом мне везло с друзьями, с которыми нас объединяли общие ценности. Плюс внутри была установка: «Наркотики – это зло, и я никогда не буду их пробовать. Неважно – легкие или тяжелые». Но, к сожалению, не всем везет на подходящее окружение. И по разным причинам кто-то из детей встает на путь, приводящий в учреждения, подобные «Кварталу».

– И как тебе показались эти дети после «больничных»?

– Не с первого посещения, но я понял, что в «Квартале» находятся обычные подростки. Они ничем не отличаются от тех, которых я видел, например, в одном из социальных приютов, куда тоже ходил как волонтер. Да, есть какие-то особенности. У ребят достаточно часто можно видеть татуировки, в других учреждениях не увидишь такой «живописи». Но в остальном они такие же, как везде. Про многих я вообще бы никогда не подумал, что они что-то употребляли!

Дети там, в большинстве своем, сообразительные, творческие, талантливые. Есть, конечно, и особенности поведения. Подростки проходят медикаментозное лечение, поэтому некоторые слегка заторможенные. Но в целом, их особенности объясняются тем, что, как правило, это – дети из не очень благополучных семей. Их воспитанием, развитием, обучением родители и опекуны занимались мало и внимания им дома почти не уделяли.

– И какова там роль волонтеров?

– Основная миссия, которую мы несем, – показать ребятам, что можно радоваться и весело проводить время безо всяких допингов. В этом плане волонтеры для них – это пример такого поведения. А вторая миссия состоит в том, что на нас ребята могут протестировать – примет их общество или нет после того, как они выйдут из наркоцентра.

Потому что для многих из подростков жизнь разделилась на до и после. Вот у них была своя среда общения какая-то, дом ну и наркотики или алкоголь. И вот они попали на лечение. Им нужно, выйдя из стен «Квартала», вернуться в свой круг и, может быть, его сменить. И на нас они могут посмотреть: как незнакомые люди могут к ним относиться, как они будут реагировать.

А мы ребят принимаем такими, какие они есть сейчас. Мы приходим, и нам совершенно неважно, что у них было до нашей встречи. Неважно, почему они здесь оказались. Мы не лезем им в душу, душеспасительных разговоров не ведем, разве что они сами захотят о себе что-то рассказать. Мы взаимодействуем с ними не с позиции «врач-пациент» или «учитель-ученик», а как старшие товарищи. И нам просто с ними интересно.

Мастер-класс по изготовлению открыток Фото: Движение «Даниловцы»

Мастер-класс по изготовлению открыток Фото: Движение «Даниловцы»

– А ты себя там не чувствуешь безнадежно старым: у них же свой сленг, свои традиции и ценности?

– Мне не очень нравится тот сленг, который ребята используют при обсуждении темы наркотиков, а тема эта, к сожалению, неискоренима. Вот есть тюремная феня, условно говоря. А у людей употребляющих – свой лексикон, который нам непонятен. Такие словечки периодически проскакивают. Но если мы понимаем, что речь идет об употреблении, мы это пресекаем.

А что касается вообще общения с подростками – нет, я себя старым не считаю. Да, какие- то вещи могут быть мне непонятны, но я запросто спрашиваю.

– А бывает такое, что дети вас удивляют – интеллектом или талантом?

– О, это так классно, когда дети предвосхищают твои ожидания и оказываются умнее тебя! Даже играя с ними в какие-то настольные игры типа «Активити», где нужно изобразить что-то или объяснить, порой ловишь себя на мысли, что дети-то – очень умные. И я не чувствую себя в эти моменты ущербным, я наоборот очень рад, когда оказывается, что ребенок более творчески одарен, чем я. Это же классно!

– А чем вы там занимаетесь с ними?

– У нас всегда есть игры, в которые можно играть компанией. Например, игра «П» – нужно объяснять загаданное слово, используя только слова на букву «п». Но волонтеры в нашей группе подобрались очень инициативные. Ребята придумывают массу каких-то активностей. Вот Надя Трансвалева: и викторину проводила, и обсуждение мультфильмов у нас было, и кексы готовила в микроволновке с ребятами. Андрей Мурсеев приносил и настольные игры свои, и электронный конструктор. Илья Комаров проводил спортивные занятия с нунчаками и чайную церемонию. Сергей Ясинский – танцевальный мастер-класс по хастлу. В этом плане ребята большие молодцы. И если есть какая-то идея, любая инициатива наших волонтеров будет поддержана.

Мастер-класс по рисунку на майке Фото: Движение «Даниловцы»

Мастер-класс по рисунку на майке Фото: Движение «Даниловцы»

– И подростки охотно играют в настольные игры?

– Да! Причем, ребята, находящиеся на лечении в наркоцентре, лишены привычных многим подросткам гаджетов – телефонов, планшетов, игровых приставок. Интернет для них недоступен. А единственным «окном в мир» является телевизор, просмотр которого разрешен в строго определенные часы. Увы, это время совпадает с посещением «Даниловцев». Но многие выбирают игру! Помню, волонтер группы Андрей Мурсеев принес с собой новую настолку с интригующим названием «Трепещите, человеки». И пока мы большой кампанией играли в «Имаджинариум», за другим столом Андрей обучал нового мальчика Кирилла премудростям игровой стратегии про пришельцев. Со стороны было заметно, что обоим парням игра доставляет огромное удовольствие!