“Комсомольская правда” 


Добровольцы помогают малышам успокоиться перед операцией, найти друзей и раскрасить серые больничные будни

Особенно волонтеров ждут в больнице под Новый год – ведь детям здесь, как никогда, нужен праздник
Особенно волонтеров ждут в больнице под Новый год - ведь детям здесь, как никогда, нужен праздник Фото: архив движения "Даниловцы"

После новогодних праздников отделение офтальмологии Морозовской больницы переполнено, детей размещают даже в соседних отделениях. У кого-то травма, кто-то приехал для плановой операции. Детям грустно и немного страшно. Еще больше страшно их родителям. И вот тут на помощь приходят волонтеры. «Дети нам очень рады, и всегда ждут, что мы останемся ночевать в их палате, – говорит Заяна Шаршикова, координатор группы волонтеров Движения «Даниловцы». – «Они думают, что мы в больнице живём…»

– В отделении офтальмологии лежат дети разного возраста, – рассказывает Заяна. – От грудничков до подростков. Кто-то там находится в связи с операцией. Но большинство лежат с какими-то травмами. Если со слов детей, это они как-то неудачно бегали, упали, ударились либо собака или кошка виновата. Бывает, просто в процессе игры, а кому-то камнем прилетело.

Дети до семи лет лежат с родителями, после – по-разному. Находятся они в больнице недолго, как правило, неделю: им делают операцию, они день-два еще полежат, и потом их выписывают. В особо сложных случаях – две недели, месяц, но это редко.

– А детей сильно беспокоит, что у них операция на зрении?

– Мы об этом не спрашиваем, но у некоторых детей по лицу видно, конечно, что ребенок боится. Наше время посещения совпадает с процедурами, и им либо делают укол, либо капают в глаза. И я так понимаю, что это лекарство очень жжется, и кто-то терпит, а кто-то плачет. Я не знаю, на самом деле, насколько дети это понимают, но всё очень сильно понимают родители. Вот они очень сильно переживают, боятся потери зрения у ребенка.

Мы, разумеется, постараемся подбодрить их, но не говорим о болезни очень подробно. Мы просто здесь и сейчас. Но, конечно, когда человеку требуется сочувствие, мы его даем.

Волонтеры с ребятами рисуют, лепят, играют в настольные игры Фото: архив движения "Даниловцы"

Волонтеры с ребятами рисуют, лепят, играют в настольные игры Фото: архив движения “Даниловцы”

– А какую пользу приносят там волонтеры?

– Мы приходим, чтобы раскрасить детям досуг, потому что, во-первых, там других волонтеров больше нет. Есть игровая, но там мало игрушек, и дети после процедур ничем не заняты. Они слоняются по коридорам, могут лежать в одной палате и не знать имен друг друга. Сейчас современные дети все в телефонах, и как-то им тяжело общаться. А вот благодаря нам они сходятся, находят общий язык, и я надеюсь, что и после нашего ухода дети общаются больше.

Им с нами очень весело, дети нам очень рады и просят, чтобы мы приходили каждый день. И родители нам очень рады, потому что тяжело лежать с ребенком, волноваться за него, постоянно быть в напряжении, в тревоге, говорить только об этом. Тут не хватит никаких сил. И у нас мамы иногда сами очень сильно вовлекаются в занятия и могут даже на время забыть, что здесь сидит их ребенок, и самим начать рисовать.

– А что именно выделаете с детьми?

– Как правило, мы сидим за столами, и у нас не активные игры какие-то. Мы рисуем, лепим из пластилина, играем в настольные игры. Мы не бегаем, но у нас и места там нет, чтобы бегать.

– Ты уже мастер по лепке?

– Нет, что ты! Я могу скатать какой-нибудь кругляшок, но обычно сижу рядом с ребенком и говорю, чтобы он все делал сам. А я, мол, не умею! Потому что некоторые дети говорят: «Сделай мне, я не могу, у меня не получается». Я тоже говорю, что не могу и не умею, но могу помочь. Но я научилась играть во много настольных игр, в «Джангу», например. Это такая башня, из которой нужно вынимать брусочки и класть сверху. Очень хорошо идёт, у нас их одно время даже две штуки было.

Зато у нас группе есть волонтер Таня, мы её называем Бог Пластилина! Она очень круто лепит, особенно с маленькими детьми, может целую сказку сделать. Дети просто обожают с ней лепить.

Такой вышла коала у волонтера Тани и ее маленьких подопечных Фото: архив движения "Даниловцы"

Такой вышла коала у волонтера Тани и ее маленьких подопечных Фото: архив движения “Даниловцы”

– А мужчины приходят в вашу группу?

– Да, у нас есть волонтер Марсель. Он когда пришел, сказал, что ему нравится играть с детьми. И вокруг него сразу органично образовался круг мальчишек, они вместе играли. Потому что мальчишки так не играют с девочками, как они играют друг с дружкой.

– То есть, мужское присутствие в группе необходимо?

– Да, мальчишки немного выходят из-под контроля в своих играх, а Марсель их как-то сдерживает.

– А чем ты сама поддерживаешь в себе мотивацию ходить в больницу каждую неделю?

– У меня был такой период, когда закончился ресурс. Особенно зимой тяжело ходить, когда холодно, ты после работы идёшь и думаешь: «Лучше я домой…». Но, на самом деле, именно когда я посещаю Морозовку, то чувствую, что день не прошёл зря, что я сегодня принесла пользу. Поиграла, получила удовольствие сама, и мы друг друга подзарядили с детьми.

Еще меня поддерживают координаторы «Даниловцев». Я смотрю на другие группы: какие у них классные мастер-классы, что они там придумали новое… Еще когда приходят новые люди, чтобы стать волонтерами, они на таком энтузиазме, что и меня заново зажигают. Смотрю фильмы, статьи читаю, они дают какие-то новые мысли. Вот посмотрела советский фильм «Пацаны», про трудных подростков, и мне так захотелось работать с трудными подростками, но я вряд ли смогу…

И конечно же, меня поддерживают и вдохновляют мои волонтеры. Они все такие разные, но у них всех потрясающе добрые сердца. Они так внимательны к детям в больнице, меня это бесконечно трогает. И их готовность помочь, поддержать, утешить, которую я вижу на посещениях, греет меня, как тепло солнца. Я очень рада быть в команде с такими потрясающими людьми.