“Комсомольская правда” 


Почему обитателям приюта очень нужны встречи с добровольцами и как это общение меняет жизни не только подопечных – но и самих волонтеров.

Приют «Незнайка» – один из немногих приютов в Подмосковье для женщин с детьми в трудной жизненной ситуации. Волонтеры Движения «Даниловцы» ездят туда поиграть с малышами в футбол, порисовать и так далее. Но главная «фишка» не в этом.

«Наша группа – это пример такого «лайтового» волонтерства, – говорит координатор группы Георгий Романцов. – Есть люди, которые не занимаются волонтерством, потому что им кажется, что это все какое-то подвижничество на границе со святостью. Их пугает мысль о больнице или наркодиспансере. И вот поездки в «Незнайку» полезны для разрушения стереотипов, потому что показывают, насколько это, на самом деле, легко!»

– «Незнайка» – это приют для семей с детьми?

– Там нет акцента на детях, – говорит Георгий Романцов. – Идея директора в том, чтобы помогать семьям, которые оказались в трудной ситуации. Но большинство случаев это, конечно, семьи с детьми, которые могут быть самых разных возрастов. Это и груднички, с которыми мы, естественно, не играем. И почти взрослые ребята, которые сами не всегда приходят к нам. Особенно новые 16-17-летние, которым не очень интересны волонтеры с рисованием и лепкой.

В приюте бывают дети самых разных возрастов Фото из архива Даниловцев, 2014 год

В приюте бывают дети самых разных возрастов Фото из архива Даниловцев, 2014 год

– Чем вы с детьми занимаетесь? Кто из них был в приюте, когда вы приезжали последний раз?

– Дети… Да самые обычные. Довольно живые, общительные, легко идущие на контакт. Была девочка Оля, которая там живет все пять лет, что я езжу в «Незнайку». Так что мы с ней, получается, старые приятели. Она в третьем классе. И было двое мальчишек лет 10-12 – новенькие, приехали относительно недавно.

К детям в приют ездят и другие волонтеры. Когда мы появлялись последний раз, у них шел урок айкидо. Дети были в кимоно, тем не менее, прибежали, поздоровались и побежали дальше лупить друг дружку. А те, кто устал, пошли к нам рисовать.

Координатор группы волонтеров Георгий Романцов Фото из архива Даниловцев, 2014 год

Координатор группы волонтеров Георгий Романцов Фото из архива Даниловцев, 2014 год

– Какова вообще роль волонтеров в «Незнайке»?

– Или роль «Незнайки» в жизни волонтеров? Давайте сначала про это. Я думаю, что наша группа – это такой пример лайтового волонтерства. Это группа, которая не требует очень частого посещения и особенно – посещений в будние дни. Я знаю, что, например, больничные группы волонтеров ходят в больницу два дня в неделю вечером, у них достаточно плотный график. И не всем это подходит.

А у нас посещения не очень частые и по выходным. И те, кто хочет ездить каждый раз и не пропускать, но не имеют возможности отпрашиваться с работы, волонтерят у нас в комфортном режиме.

Во-вторых, почему она еще лайтовая: у нас дети – да, переживающие жизненные трудности, но, в общем и целом, достаточно обычные. И волонтеров, которых пугает возможность общения с больничными детьми или детьми в наркологии, для волонтеров начинающих наша группа является наиболее простой. С этими детьми понятно, как общаться и что делать: 12-летние мальчишки одинаковые в любом дворе.

Ну а затем люди втягиваются, и им становится интересно волонтерство вообще.

– Интересную вы вещь сказали: получается, что поездки в «Незнайку» очень нужны волонтерам определенного склада.

– Да, мне эта группа в свое время была интересна именно этим. Я был новичок в теме волнтерства и, я честно скажу, боялся больниц и диспансеров. До больницы я, кстати, так не добрался, а в наркодиспансер съездил, и мне безумно понравилось! Я понял, что все страхи были необоснованны. И вот для людей, которые совершенно не занимаются волонтерством и которым кажется, что это все какое-то подвижничество на границе со святостью, и что только такие люди могут этим заниматься, для них поездки в «Незнайку» полезны для разрушения стереотипов.

– То есть, получается, что волонтеры «Незнайки» – самые сильные и смелые, потому что они преодолевают и нехватку времени, и свои страхи и неверие в себя. А как вы туда добираетесь – это же ужасная даль?

– Нет, это совсем не даль. Единственная проблема в этой группе то, что без машины, конечно, туда добираться неудобно. Приют находится в деревне. Это всего около 20-25 минут от МКАД, и дорога вообще незаметна. Как правило, у людей занимает час на метро и 20-25 минут до деревни.

– Тогда вернемся к детям – зачем им волонтеры?

– Детям нравятся новые взрослые, которые уделяют им много внимания. Им интересен новый опыт общения с новыми людьми и, смею надеяться, полезен.

Плюс – игры. Какие дети не любят игры? Причем, у волонтерских групп есть такая особенность: когда они где-то появляются, то становятся неким объединяющим фактором для детей, которые, может быть, и не очень бы общались друг с другом, но вынуждены вовлекаться в общее веселье, в общую активность, в какие-то общие игры. И это в дальнейшем помогает им наладить общение друг с другом.

– Вы, наверно, уже хорошо рисуете?

– Я совсем не рисую. Но во мне просыпается внутренний ребенок, когда я общаюсь с детьми. Я играю в то, во что не доиграл: у меня «Лего», например, не было в детстве. И для меня в волонтерстве стало открытием и наслаждением собирать конструктор «Лего». А вот леплю я относительно неплохо: мои собачки и котята в прошлое посещение пользовались успехом.

– Я так понимаю, что волонтеры в приюте будут нужны всегда. А какие?

– Да самые обыкновенные люди. Те, которые решились, наконец-то, стать волонтером, но не знают, с чего начать. Те, кому интересно общаться с детьми и кто получает от этого общения что-то для себя. Это принципиальный момент.

– А что там можно получить?

– Обязательно должно быть движение в обе стороны. Если волонтер не получает удовольствия от того, что он делает, то это нездоровая ситуация и для него, и для подопечного. И те, кто наслаждается общением с детьми, кто любит играть и кому не скучно заниматься с детьми, они в этой группе себя очень хорошо чувствуют. Вот и все, ничего сложного.