“Комсомольская правда” 


Здесь живут взрослые люди с психическими расстройствами. Присоединиться к этим поездкам зовут всех неравнодушных москвичей
АНАСТАСИЯ КУЗИНА

Когда сотрудница московского банка Эльмира Шульга пришла в Движение «Даниловцы», чтобы стать волонтером, ее спросили, какое направление она хочет выбрать. Потому что в «Даниловцах» их несколько: детские больницы, детдома, группа помощи бездомным. Она спросила: «А где я могу быть нужнее всего?» Оказалось, что в психоневрологических интернатах всегда дефицит волонтеров. «Я поняла, что это – судьба, и пошла в ПНИ, – говорит Эльмира. Сейчас, спустя два года она уже координатор группы и сама встречает и обучает новичков-волонтеров.

Сложность волонтерства в ПНИ в том, что подопечные – взрослые люди да еще и с психическими расстройствами. Чтобы с ними общаться, надо приноровиться. Так что это – работка не для всякого. Зато тем, кто смотрит не на поведение и внешность человека, а на его характер и способность любить, волонтерить в ПНИ комфортно и интересно. Потому что проживающие в ПНИ люди – чистые, эмоциональные и нежные. С ними просто, как в детстве. Просто ты зачем-то вырос, а они – нет…

– Когда я шла в ПНИ первый раз, то сомневалась: как меня примут, справлюсь ли, – говорит Эльмира. – Сомнения отпали в первые же пять минут. Как ни парадоксально это звучит, мне комфортно с этими людьми. Как будто я оказалась в своей компании. И, честно говоря, получаешь от этого общения в два раза больше, чем отдаешь.

Эльмира Шульга (на фото - слева) - координатор группы волонтеров Фото: Наталья Мущинкина

Эльмира Шульга (на фото – слева) – координатор группы волонтеров Фото: Наталья Мущинкина

– А что-то в твоей жизни изменилось с волонтерством?

– Я, наконец, получила какое-то дело, где сразу чувствую результат своих действий. Но и в целом, появилось стремление что-то изменить в своей жизни и работе так, чтобы тоже ощущать результат почти сразу. Хотя это слово, на мой взгляд, суховато, но проведенные в интернате два часа проходят на улыбках, эмоциях, в постоянной активности. Выходишь оттуда, заряженный позитивом, за редким исключением.

Посещения у нас проходят в воскресенье, а в понедельник мне на работу. В офисе ты встречаешься с какими-то проблемами, но вспоминаешь прошлый день и понимаешь, что вчера мы делали что-то важное и нужное, а это все… если не ерунда, то уж точно – не конец света. В определенный период жизни мне это очень помогало по понедельникам.

– Что вообще такое ПНИ?

– Мы волонтерим в ПНИ №30. Говорят, что конкретно с нашим учреждением нам повезло, но сама я в других ПНИ не была. Например, здесь все отделения открыты. Есть учреждения, что часть отделений закрыты для посещений, и люди не могут из них выходить без разрешения персонала. В нашем интернате это сделали не сразу, но благодаря смене руководства постепенно, как раз к нашему приходу все начало меняться.

Проживает в интернате около 1000 человек. Четыре этажа, несколько корпусов. Большая территория: видимо когда-то она была частью Битцевского парка. На территории люди гуляют вполне свободно, а некоторые иногда даже выходят за территорию.

Всего в интернате проживает около 1000 человек Фото: Наталья Мущинкина

Всего в интернате проживает около 1000 человек Фото: Наталья Мущинкина

– Расскажи, что за люди живут в ПНИ?

– Это люди всех возрастов. У кого-то психические расстройства, у кого-то плюс еще двигательные нарушения. Интеллект у них сравним с ребенком десяти лет, если усреднено по группе. Но при этом они часто говорят, что «поставили за нас свечку» и вообще переживают за нас. Так что, в целом это очень добрые люди, хоть и за словом в карман не лезут, но, как правило, только между собой. Я бы даже сказала, что к нам они очень бережно относятся, могут даже друг друга ругать за какое-то неподобающее поведение. Это все, конечно, из-за того, что они очень боятся нас потерять.

В такие моменты порой задумываешься о том, что будет, когда перестанешь туда ходить, но я стараюсь такие мысли отгонять. Ведь даже если я перестану ходить, то будут другие люди, поэтому все будет нормально. У нас есть постоянность, сложился основной волонтерский “костяк”, и наши подопечные знают, что кто-то точно придет и, как правило, это одни и те же.

– Какая у людей там главная потребность?

– С одной стороны, мы хорошо взаимодействуем с зам.директора по социальной работе. С Ольгой Валерьевной мы всегда «на одной волне», у нас даже дни рождения почти в одно время, только с разницей, конечно, в годах. В прошлом году я получила от нее очень проникновенное поздравление, и как-то так гордо стало за саму себя…

Еще есть очень хороший психолог мужского отделения – Мария. Она иногда к нам присылает новых ребят, и это здорово, так как сами они, бывает, стесняются прийти или не знают, что мы занимаемся. Не так давно ребята стали говорить про Диму, если не путаю, который учит их компьютерным навыкам, еще кто-то учит грамоте – читать, писать.

То есть досуг организовывают, но это не для всех. Кто-то менее сохранен и не может всё это делать чисто физически, а кто-то просто не хочет. Так что, в основном, живущим там людям просто скучно. Мы же приходим как гости, аниматоры и даже клоуны в хорошем смысле этого слова. Ко многим ведь совсем никто не приходит из родни и друзей, а если и приезжают, то редко. Мы же ходим лично к ним и, что немаловажно, – регулярно.

– Люди в ПНИ все разные, с разным интеллектом и подвижностью. Как вы проводите занятия?

– Стараемся совмещать, ищем занятие между детским и взрослым. Например, если приносим пластилин, то потом разыгрывается сюжет с фигурками. Мы даже снимали так мультфильм! Если раскрашиваем матрёшек, то потом придумываем им имена и черты характера. Так же и с куклами-мотанками: мы ими знакомились и хоровод водили. Большинству очень нравится играть роли таким образом.

Если смотрим мультфильмы, то не детские, а универсальные типа «Пиксар», где есть, что обсудить. Если аппликация, то – это коллаж из фото или вырезок из журналов. То есть, занятие изначально, может, и детское, но у арт-терапии в основе то же рисование, раскрашивание, шитье и так далее. А в начале сезона попробовали рисовать музыку, эффект превзошел все мои ожидания!

В общем, все, что надо делать руками, идет на ура, кому-то просто надо больше помочь.

В прошлом году мы ввели хорошую традицию – отмечать праздники кулинарными мастер-классами. Готовить мы пробовали уже давно, но связать это с праздниками оказалось отличной идеей. Так нам удалось сместить фокус с чаепитий на творческий процесс, как самое главное действо праздничного занятия. Конечно, праздничное застолье тоже обязательно, но сейчас мы с гордостью отмечаем зрелость, воспитанность и самостоятельность проживающих. Они не только не расхватывают, кто что успел, как раньше, но и сами накрывают на стол, передают друг другу приборы и смело делятся друг с другом угощениями и впечатлениями!

Недавно в интернате прошла премьера кукольного театра Фото: Наталья Мущинкина

Недавно в интернате прошла премьера кукольного театра Фото: Наталья Мущинкина

Недавно была фееричная премьера кукольного театра. Волонтер Юлия сама сделала кукол и заготовила все для театра. Мы разделились на три команды, и у каждой был свой импровизированный сюжет. И зрители, и актеры смеялись до слез, настолько все сюжеты оказались полны искрометного юмора!

А в конце прошлого сезона мы ездили на мероприятие фонда «Я есть!» сажать ёлки в Красногорске и теперь хотим еще! Планируем хотя бы пару раз в сезон делать такие вылазки и сейчас думаем выехать на лосиную ферму весной. Надеюсь, все получится!

ВАЖНО

Волонтеры очень ждут всех неравнодушных

…Эльмира говорит, что 1 марта они с группой в ПНИ будут печь блины, а потом делать дом для кукольной семьи, а потом стартует цикл занятий по страноведению! А как совсем потеплеет – будут ходить на прогулку. И Эльмира очень-очень зовет москвичей присоединяться, чтобы каждому на прогулке была пара.