“Эхо Москвы” 


В кино нельзя, по магазинам нельзя, по друзьям нельзя. Ни в рестич, ни в кафешку, никуда вообще нельзя. В другую страну нельзя. Просто без причины на общественном транспорте не рекомендуется. Из дома не выйти – только по тем причинам, что считаются уважительными. Как вам это?
А в ограниченном пространстве видеть одних и тех же людей и не иметь возможности избежать встречи? А когда по дому ходят врачи – раньше в белых халатах, а теперь в противочумных костюмах? Как это ощущается?
Прицениваться, это ты кукушечкой поехал, когда в маске и перчатках стараешься купить побольше, чтобы ходить в магазин пореже? Или, наоборот, те поехали, кто без маски и перчаток выгуливают себя за единственной булочкой?

Отягощает такая несвобода, правда? Попискиваете? Нарушаете? Или смирились?
три недели ещё сидеть нам. А может и дольше.

А теперь представьте, что наш карантин – вечен. В смысле, вам (нам) так жить всегда – до тех пор, пока не умрёте.
И заперты вы не с родными, а со случайными людьми.
И не можете выйти вообще – ни в магазин, ни выкинуть мусор, ни собаку выгулять. У вас вообще нет собаки. И кошки нет. Нельзя.
Работой вы не заняты – её тоже нет, а денег так скудно, что над ними только плакать можно. И потратить их – целая история с географией.
Представьте, что нет продуктов – и нет возможности приготовить из них то, что любишь. Вам просто привозят некую еду. Правда, регулярно.
Может, вы от безделья согласны даже пропылесосить или полы помыть? Нельзя. Полы в вашем доме моет специальный человек.
Вы не можете принять ванну по желанию. Ни ванну, ни душ. Раз в неделю баня – вместе с теми случайными персонажами, с которыми вы вместе живёте. По несколько человек в одной комнате живёте. Какать и писать вам тоже придётся в их присутствии. В смысле, без перегородок, когда не только звук слышен – но и кхм вид виден.
Ещё в вашем доме всё время тусуются люди в белых халатах, некоторые из них — врачи. И вглядываются в вас – как вы вообще? Норм – или кукушечка отъезжает?
У вас нет ни компа с играми, ни молотка с дрелью, ни автомобиля, ни косметики, ни любимых нарядов, ни книжек почитать, ни сериальчиков поглядеть, ни душистой пены или ароматических свечей. Нифига нет вообще, что могло бы развлечь или поддержать или занять. Телефона с интернетом у вас тоже нет, такие дела. При этом вставать надо каждый день в шесть утра.

Меня спрашивают, как живут люди в психоневрологическом интернате?

Люди в психоневрологическом интернате живут так же, как мы (вы) на карантине – минус почти всё приятное, что у нас ещё осталось.

(Конечно, меня никто не спрашивает о том, как живут люди в психоневрологическом интернате. Это оборот речи такой. Многие даже и не знают, что такие есть места. Места, где граждане всю жизнь живут так, как мы временно на карантине – только сильно хуже. А они есть, эти места. Места есть – а морали у этого текста нет. Настроения хорошего тоже нет…)

Юлия Гусакова, координатор волонтерской группы «Даниловцев» в ПНИ №18

Пожалуйста, подумайте над этим. И когда кончится карантин — приходите волонтером в ПНИ! Потому что без волонтеров карантин там будет вечным.

Записаться можно прямо сейчас вот здесь!  Спасибо!