“Сноб” 


Начну с небольшой истории. По моей просьбе пара моих сотрудников согласились стать медиа-волонтерами и написать несколько заметок про тех волонтеров, что сейчас помогают одиноким пожилым людям на время самоизоляции. Мне дали доступ к таблице с распределенными заданиями и результатами. Открываю ее, а там имя – Оксана Бессонова. И пометка – «волонтер, вместе с сыном взяли под опеку двух собак и гуляют с ними». Две строчки. А ведь за ними скромно спрятался прекрасный и очень неравнодушный человек – Оксана! И Оксану я знаю!

Оксана сказала моему сотруднику, что сегодня, когда старики беззащитны перед угрозой, мы просто обязаны им помогать. А поскольку Оксана профессионально занимается собаками 11 лет, то, не задумываясь, выбрала зооволонтерство: “Затевала я это ради сына. Ему 25 лет, я решила вовлечь его, приобщить к этому доброму делу. Только вот первая собачка, с которой надо было гулять, как оказалось, не любит мужчин, и пришлось взять девочку-фокса на себя. Для сына подобрали другую собаку, и на днях он познакомится с своим псом для постоянных прогулок. До этого у него были разовые волонтерские задания – кому-то за продуктами сходил, с дворняжечкой погулял. Волонтерство, в первую очередь, дает мне спокойствие совести. А поскольку я привлекла еще и сына, мне это дает спокойствие и за следующее поколение. Меня очень поддерживает общение с единомышленниками, другими волонтерами, и конечно же, я получаю неимоверное удовольствие от общения с собаками”.

 

Когда я это прочитал, то понял, какие невероятные люди и судьбы скромно прячутся за простыми делами – погулять с собакой или сходить в магазин. В свое время мы работали с Оксаной в Фонде “Разумный интернет” под началом Ильи Переседова и Владимира Мамонтова. И с тех пор я – неизменный фанат страницы Оксаны в Фейсбуке про самых лучших собак в мире – ретриверов. Ах… какие там порой фотки щенков… Мимими.

Изоляция всех и вся – дело сегодня необходимое и, пожалуй, единственно возможное для всех нас, чтобы противостоять коронавирусу. Даже Навальный похвалил за это мэра. Только вот эта изоляция неизбежно парализовала социальное волонтерство в городе, поскольку суть его – встречи с людьми. Все известные мне благотворительные организации (кроме тех, что помогают бездомным или адресно помогают своим подопечным) заморозили свои волонтерские проекты и только-только начинают придумывать онлайн-форматы. Опытные, проверенные волонтеры работавшие в больницах, в детских домах, в психоневрологических интернатах, в домах престарелых оказались без дела.

Остался один волонтерский проект на весь город. Я назову его – “Мой социальный помощник”. Это волонтерская помощь тем, кто теперь сам по себе в изоляции, у кого нет родных, кто сам не может купить себе еду или лекарства, вынести мусор, погулять со своей собакой.

Я не хочу сказать, что это – единственный проект. Многие организации стараются по мере своих сил помогать одиноким. Я хочу сказать, что в нашем городе есть и в ближайшее время будет только одно доступное для социального волонтерства дело – помощь тем, кто вдруг оказался вне мира, вне людей, вне простого человеческого общения.

Для меня очевидно, что никакого другого способа помочь нам с вами одиноким людям НЕТ! И, к счастью, эта тема не столь профессиональна, как медицина. Тут может помочь каждый. При должной подготовке и соблюдении безопасности, конечно! Около восьмисот волонтеров уже работают. Костяк этого профессионального, по своему, сообщества добровольцев – те самые волонтеры, что пришли из благотворительных организаций. Им не надо объяснять банальные истины. У них есть большой опыт общения с людьми, оказавшимися в трудной жизненной ситуации.  Вчера я переписывался в директором “Клуба волонтеров” Дарьей Манаковой. В ответ она прислала мне смайлики и фотки, как она в своем районе в магазине покупает продукты для одинокой бабушки. Говорит, что вместе с ней волонтеры тоже активно подключились. Знаю, что волонтеры многих фондов также участвуют в программе. На фотографии выше – волонтер «Даниловцев» Анна Егорова, которая, оставшись без привычного дела, взялась гуляь с соседской собакой.

Жаль, что НКО не могут и сами развивать такую помощь. Всему помеха изоляция. Волонтеры могут работать только в своих районах, чтобы не пользоваться транспортом и минимизировать время нахождения с другими людьми. А фонды, скажем так, межрайонные. И собирать свои “отряды” в отдельных районах нереально.

Так вот. Уже вторую неделю я по мере моих сил работаю в проекте “Мой социальный помощник”. И почти каждый день провожу видео-собеседования и анкетирования для тех волонтеров, что хотят помогать.  Все, с кем я познакомился, меня очень впечатлили. Молодая женщина в домашнем интерьере, спокойная, ясная, светлая. Красивая юная девушка, идущая по солнечной Москве и беседующая со мной на фоне потрясающего двигающегося и моргающего городского пейзажа. Мужчина-строитель, с маской и очками на лбу (сдвинул ради разговора), отвечающий на мои вопросы из кабины большой машины. Ясные конкретные ответы, четкое понимание рисков и полное признание дисциплины и порядка, умение смотреть на себя со стороны и оценивать происходящее. И все они (те, что встретил я) имеют какой-то внутренний мотив, как и Оксана. Не только ситуация подтолкнула их к доброму делу сейчас, но и что-то свое. И это то, чему я удивляюсь каждый раз, когда знакомлюсь или мне рассказывают про волонтеров и их подопечных. Совершенно чудесное переплетение судеб.

Будущих волонтеров прошло через меня и моих коллег интервьюеров больше тысячи. Конечно, далеко не все они подошли. В этой ситуации  я за строгую фильтрацию.

Моих коллег интервьюеров в проекте “Мой социальный помощник” уже больше пятидесяти. И все они тут тоже волонтеры. А в своей обычной жизни – они психологи или опытные координаторы социальных волонтеров из благотворительных организаций или из медицинских учреждений. Вот, к примеру, координатор волонтеров в таком непростом учреждении, как психоневрологический интернат, – Юля Гусакова. Когда мы проводили первое обучение интервьюеров по видеотрансляции, то я невольно перешел с кем-то на “ты”, ибо на экране было не меньше половины знакомых лиц! Как будто мы собрались в кафе пообщаться. Невероятно, как тесен мир! Тут мне важно упомянуть, что в подготовке системы отбора волонтеров нам очень помогла психолог Движения “Даниловцы” Лена Куликова. Опять же на волонтерских началах.

А еще я хочу сказать про тех, кто весь этот проект ведет. Ведет двадцать четыре на семь! И – это мягко сказано про работу команды проекта “Мой социальный помощник”. Поверьте: поставить на ноги с нуля за две недели городской проект в 130 районах с единым центром управления, с системой привлечения, отбора, обучения волонтеров, системой сбора, обработки и проверок заявок на помощь, с выстраиванием работы на местах фактически в индивидуальном режиме по отношению к каждой бабушке. И это впервые в истории. Такого Москва не делала! Тут, конечно и пригодился большой опыт Ирины Швец и ее команды (особо скажу про тех, с кем я работаю – Валерию Романову и Алену Николенко) по работе на Чемпионате мира по футболу и в других городских крупных проектах. В сочетании с опытом и компетенциями благотворительных организаций и социальных волонтеров эта система показала свою работоспособность. Хотя, еще много чего предстоит дорабатывать и отлаживать.

А закончу я вот чем. Это только начало. Теперь нам всем предстоит тянуть эту лямку еще долго. И это самое сложное! Как сделать так, чтобы помощь одиноким старикам оказывалась и через месяц и через три?

Первый этап закончен. Сформировано профессиональное волонтерское сообщество и создана система управления. Расширяться дальше нет смысла. Необходимо отладить внутреннюю механику. Необходимо вложиться в стабильность, в регулярность, в безопасность. Будем делать и это.