“plus-one” 


За последние несколько месяцев запрос на благотворительную помощь в обществе вырос многократно, а возможности ее оказывать, наоборот, уменьшились. Дело не только в том, что из-за кризиса сокращаются пожертвования, но и в том, что из-за режима самоизоляции на работу волонтеров наложены ограничения.

Цифровые пропуска аннулируются, проблема с их оформлением мешает оказывать помощь

Поисково-спасательный отряд «Лиза Алерт» 8 мая столкнулся с необычной проблемой: его участники получили уведомления об аннулировании цифровых пропусков прямо во время поисков пропавшего в лесу человека. «Вырубили всем добровольцам пропуска. Некоторые сейчас в лесу ищут дедушку», — сообщил тогда в Facebook председатель организации Григорий Сергеев. Организации понадобилось два дня, чтобы решить этот вопрос. «Пришлось приложить много сил, чтобы донести суть проблемы далеко „наверх“, зато нас услышали: пропуска у нас снова есть. Пока занимались этим вопросом, использовали обычные пропуска, которые можно оформить два раза в неделю», — рассказал координатор поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт» Олег Леонов.

С аннулированием цифровых пропусков столкнулась не только «Лиза Алерт». «Появилась дополнительная работа, на которую уходит много времени: пропуска мы оформляем каждый день, а многие из них по непонятным причинам аннулируются. Если волонтер почему-либо не может нам помочь, экстренно заменить его мы уже не можем», — рассказал координатор волонтеров благотворительной организации «Ночлежка» Данил Краморов.

Во время пандемии фондам стало сложнее привлекать новых волонтеров. «Как социально ориентированная организация, мы не попали в список закрытых предприятий, — рассказала Лана Журкина, директор фонда „Дом друзей“. — Поэтому для наших постоянных работников мы оформили пропуска как для сотрудников работающей организации. Часть наших постоянных волонтеров получили пропуски через „Мосволонтер“. Однако с привлечением новых волонтеров — проблема. Они могут оформить пропуск для личных нужд только два раза в неделю. В итоге мы не можем быстро развезти продукты нашим подопечным».

Еще в марте ассоциация социально ориентированных некоммерческих организаций «Благотворительное собрание „Все вместе“ (объединяет 57 благотворительных фондов и движений Москвы и Санкт-Петербурга») совместно с Союзом волонтерских организаций и движений подготовила коллективное обращение на имя Департамента труда и соцзащиты города Москвы. «Мы обратились за помощью в выделении спецпропусков для сотрудников благотворительных организаций. Пояснили, что нельзя просто так остановить все дела — перестать кормить бездомных на улицах, оказывать помощь кризисным семьям и так далее, — рассказала исполнительный директор Ассоциации Кира Смирнова. — Департамент пошел нам навстречу, пропуска были выделены. Позднее мы их переоформили на цифровые. Волонтеры могут получить пропуск и через „Мосволонтер“. Но тогда они должны перемещаться по городу, выполняя те задачи, которые им дает „Мосволонтер“. Если деятельность организации не совпадает с задачами „Мосволонтера“, могут возникнуть сложности».

Полиция разгоняет волонтеров, доступ в социальные учреждения для них затруднен

Но даже если благотворительному фонду удается обеспечить сотрудников и волонтеров цифровыми пропусками, проблемы на этом не заканчиваются. Так, волонтерам центра «Дом друзей» пришлось научиться искусству общения с правоохранительными органами. «Бдительные горожане вызывают полицию каждый раз, когда волонтеры выходят кормить бездомных, например, в Верхний Сыромятнический сквер у Курского вокзала. Полиция получает сигнал и обязана отреагировать. Приезжает патруль, видит большое количество людей и, конечно, пытается всех разогнать. С полицией Басманного района нам удалось договориться. Мы разработали регламент работы волонтеров на улице, указали свои точки работы и ответственного на этих местах. Эта же информация была передана в общественный совет ГУ МВД. Полиция приезжает и следит только за соблюдением порядка. А мы можем спокойно раздавать еду и оказывать срочную медико-социальную помощь», — рассказала Лана Журкина.

В некоторые социальные учреждения вход волонтерам благотворительных организаций во время карантина оказался полностью закрыт. «Наша основная работа — в медучреждениях. Понятно, что деятельность наших волонтеров там была поставлена на паузу даже до официального объявления карантина. Когда это возможно, мы стараемся „вести“ наших подопечных в режиме онлайн, но, конечно, это не заменяет личного контакта», — рассказал руководитель Добровольческого движения «Даниловцы» Юрий Белановский. То же самое, по словам Киры Смирновой, касается домов престарелых и детских домов: «Скорее всего, вход добровольцам в эти учреждения будет надолго закрыт даже после отмены карантина. Формат телеволонтерства здесь не очень хорошо работает — немногие бабушки и дедушки умеют обращаться со смартфоном, в детских домах также не всем детям можно купить гаджеты».

Ограничения коснулись и приютов для животных. «В муниципальных приютах Москвы с конца марта введен карантин, волонтеров и гостей туда перестали пускать. Предполагается, что штатных сотрудников достаточно для ухода за животными. Но собаки и кошки страдают без регулярного общения с людьми», — подчеркивает специалист по внешним коммуникациям фонда «Рэй» Лидия Кондрашова.

Волонтеры и сотрудники НКО «лопаются от нагрузки», а пожертвования сокращаются

Бороться со сложностями при оформлении пропусков многим НКО приходится на фоне бешеного роста востребованности их услуг. «Мы просто лопаемся от нагрузки, работаем по 12-14 часов без выходных, — отмечает Лана Журкина. — Запустили проект „Убежище“ — бесплатно заселяем в хостелы бездомных, а также тех, кто потерял работу и не может оплачивать жилье. Востребованность этого проекта сейчас зашкаливает, в четырех хостелах у нас уже живут 500 человек, думаю, скоро их количество вырастет до тысячи».

«Даниловцы» уже семь лет помогают бездомным на Павелецком вокзале. Как отметил Юрий Белановский, за последние два месяца количество тех, кто обращается за продуктовыми наборами, выросло примерно на 20-30%. При этом количество активно работающих волонтеров в движении «Даниловцы» сократилось с 350-ти до 50 человек.

«Сейчас в рамках нашего проекта „Ночной автобус“ за едой приходит в два раза больше людей, чем два месяца назад, — говорит Данил Краморов из „Ночлежки“. — В среднем каждый будний день мы кормим 120-150 человек. Примерно такая же картина с обращениями к соцработникам — многие за время изоляции потеряли работу и просят помочь с жильем, едой и трудоустройством. Когда закончится изоляция, мы вернемся к старому формату работы, однако понимаем, что количество людей, обращающихся за помощью, будет только расти».

А вот количество пожертвований, по прогнозу Киры Смирновой, будет неуклонно падать. «Бизнес страдает, доходы людей снижаются, это не может не отразиться на сборах НКО, руководителям организаций нужно быть к этому готовыми», — резюмирует эксперт.