“АСИ” 


Руководитель Добровольческого движения «Даниловцы» — о том, могут ли НКО использовать потенциал стихийного волонтерства, возникшего во время пандемии.

Сейчас у многих есть желание как бы продлить успешное волонтерство периода самоизоляции. Логика очевидна: у граждан откуда-то взялась энергия и мотивация на добрые дела и помощь ближним, дремлющее общество вдруг явило себя Ильей Муромцем, воспрявшим ото сна. Волонтеры мобилизовались и показали свою эффективность, они почувствовали вкус помощи и увидели ее результат. Почему бы не проехать на этой энергии дальше?

Можно ли и правда продлить «карантинное» волонтерство? Что необходимо понимать для того, чтобы это произошло?

Основные вопросы

Уже много раз было сказано, что волонтерство начинается с ответов на ключевые вопросы:

  • Кому и почему нужна моя помощь?
  • Почему я должен сделать это бесплатно?
  • Что конкретно я могу сделать, чтобы был результат?
  • Каким я располагаю временем и ресурсами?

Если некто может ответить сам себе на эти вопросы, то он станет волонтером,  возьмет ответственность за свое дело и за отношения с подопечными. Если ответов не будет, волонтерства, как такового, тоже не будет.

Понятно, что во время пандемии и после нее ответы на упомянутые вопросы будут разными.  Прямой связи между волонтерством в пандемию и волонтерством после — нет. А значит переход от одного типа волонтерства к другому потребует определенной работы.

Попробую для начала объяснить разницу мотивации и условий для появления этих разных типов волонтерства.

О мотивации во время пандемии

Эпидемия и карантинные меры как бы соткали из ничего вдруг один ответ на все четыре предложенных вопроса: если не помочь прямо сейчас, то старики умрут с голоду. И это было настолько очевидно, что не требовало объяснений и уговоров.

Общество вдруг разделилось на тех, кто в беде, и тех, кто может помочь. Было понятно, что сил государственных соцработников на всех стариков не хватит. Кто-то стал помогать родным и близким, кто-то соседям, а кто-то — незнакомым людям. Количество желающих порой превышало запросы на помощь, а иногда превышало и административные возможности организаторов.

Свободное время — определяющий ресурс для волонтеров. В дни пандемии все сошлось. Время у многих по разным причинам появилось. Были те, кого сократили на работе, и те, кто «сэкономил на дороге», или «не посещал спортзал». Это время пошло на проявление доброй воли. Результат труда волонтеров был очевиден и ощутим.

Важно, что список возможных дел получился конкретным, он сформировался автоматически, исходя из запросов на помощь и карантинных ограничений на виды помощи. Заказы были простыми, выполнимыми, не требующими каких-то специальных навыков — купить продукты, вынести мусор, погулять с собакой. Помощь оказывалась вне квартир. Волонтеры общались с подопечными только по делу.

Фото: Ольга Алферова/АСИ

Это совпало с принципами организации волонтерского процесса. Как бы это ни прозвучало парадоксально, волонтерство «вымораживается» глубокими личными отношениями, входом в чужие квартиры, неясностью цели волонтерской помощи, сформулированной, к примеру, как “надо пообщаться”.

К тому же в условиях пандемии все возникающие трудности преодолевались ради людей, пострадавших от самой пандемии. Поэтому волонтерство и сработало, поэтому и стало столь успешным!

О мотивации в обычное время

А что в обычное «мирное время»?  Указанные четыре вопроса словно шурупы ввинчиваются в мозг каждого человека, задумавшегося о волонтерстве. Они могут быть замылены эмоциональным заманчивым призывом, но рано или поздно волонтерство наткнется на них словно на изгородь и не двинется с места, пока ответы не будут найдены.

После снятия карантина у людей сократилось свободное время. Его съела не только работа и дорога на работу, но и открывшаяся возможность гулять, заниматься спортом, навещать родных и друзей, путешествовать, ходить в кино и кафе.

Да, время можно высвободить. Но насколько сильна воля человека, оказавшаяся вне черно-белой картины пандемии в поле с яркими многоцветными выборами? Насколько крепка мотивация, чтобы пробиться сквозь завалы дел, увлечений, отношений?

Проблемы благополучателей в «мирное время» стали неочевидны. Нет ничего хуже, когда добрая мотивация волонтера разбивается вдруг об осознание, что помощь была не нужна или ее мог легко оказать тот, кому и положено — муж, сын, внук.

Кому и, главное, почему нужна помощь? Это необходимо четко объяснять волонтеру про каждого его потенциального подопечного. Как работают известные фонды, привлекая пожертвования? Вспомните их сайты: фотографии, имена, истории, объяснения. Жертвователь хочет ясно видеть своего благополучателя и ясно осознавать свой вклад в его спасение.

Почему волонтеры должны помогать безвозмездно? Ответ не так прост, как кажется. Звучит этот вопрос у каждого в голове вполне конкретно: “Почему Я должен помогать бесплатно? Почему этот запрос от нуждающегося человека остался без ответа со стороны его родных или государства? Действительно ли нет другого выхода, чтобы помощь оказал именно я — человек совершенно чужой?”

Государство несет ответственность за целые категории людей. И это правильно. Но волонтеры — нет!  Они берут ответственность адресно, если видят реальную беду и понимают, что их посильная помощь будет не зря.

Сказанное говорит нам о том, что организация волонтерства после пандемии — сложное и затратное дело. Необходимо отдать большие силы на работу с самими волонтерами, на их привлечение, на организацию их труда, на поддержку и сопровождение.

Фото: https://www.facebook.com/danilovcy

С чего начать переход от одного волонтерства к другому

Между двумя типами волонтерства все же есть связь: их объединяет опыт помощи, отношения с людьми, чувство результата, личные переживания.

При организации волонтерства после пандемии важно опереться на что-то незыблемое и значимое. И это не всякая ерунда типа взывания к совести, и тем более не поощрения. И, конечно, это не самопонуждение, которое действенно, пока не надломит что-то или не выжжет все внутри.

Каждый волонтер во время пандемии пережил нечто свое доброе и важное. Он узнал и почувствовал, что значит быть полезным и значимым в жизни другого, что такое помогающие отношения. И многим из волонтеров этот опыт дорог и они не хотели бы растерять его.

Чтобы хоть часть «карантинной» команды ввести в новый проект, я бы предложил следующее:

  • Для начала надо дать возможность волонтерам рассказать, как они работали и кому конкретно помогали? Как видят результат своего труда и в чем его значимость для них лично? Следует узнать, что по их мнению было не так. И тогда надо спросить, что перевешивает — плюсы или минусы? Почему?
  • Хорошо вместе с волонтерами обсудить зону их волонтерской ответственности и вынести за скобки то, что к ним не относится. Плохие организаторы или плохие подопечные — это бывает. И волонтер тут между молотом и наковальней. Но волонтер твердо стоит на ногах, когда ясно для себя решил, что в его руках, и за что он отвечает. Тогда он поймет, за что отвечают организаторы и подопечные.
  • Волонтерам следует знать еще вот о чем: то, что может быть причинило им боль или лишило сил — далеко не всегда их вина. Поняв это, многие вздыхают с облегчением: «Так я за это и не отвечал? Значит, я сделал все правильно? Значит, я смог принести пользу!»

Проанализировав свой опыт, человек может взвешенно принять решение о продолжении или не продолжении волонтерства. И, в случае положительного решения, сформулировать свои условия для дальнейшей работы.

Далее можно перейти к тем четырем начальным вопросам и, если ответы на них будут получены, то значит и дальнейшее волонтерство будет результативным.