Онлайн-волонтерство в больницах и ПНИ: проблемы и решения

22.12.2020  •  Leave Comment

«Филантроп»


Девять месяцев некоммерческие организации по всей России тестируют онлайн-пространство и онлайн-средства для своих волонтерских проектов. Юрий Белановский, руководитель добровольческого движения «Даниловцы» уверен, что уже можно сделать выводы о том, как развивается онлайн-волонтерство в социальной сфере.

С чем социальное волонтерство пришло к пандемии?

Время развития социального волонтерства в России немалое — лет пятнадцать. Все эти годы оно развивалось оффлайн вокруг очень важной вещи — личной встречи подопечного и волонтера. Центром и смыслом таких встреч стало живое общение лицом к лицу.

В подавляющем большинстве случаев социальные волонтеры помогают в медицинских и социальных учреждениях. Но при этом они не выполняют труд сотрудников учреждений и крайне редко являются квалифицированными специалистами помогающих профессий. Для тех, кто лечится в больницах или живет в интернатах и домах престарелых, волонтеры — это друзья из “другого мира”, а не часть казенного пространства.

Практическая задача социального волонтерства — содействие в социализации и реабилитации, в интеллектуальном, физическом, психическом развитии нуждающихся людей, повышение качества жизни в казенных учреждениях через организацию досуга и через простое человеческое общение.

Пришел COVID и все заморозил

Карантинные меры полностью блокировали личное общение, то есть саму суть социального волонтерства! А волонтеры существуют, пока они включены в значимые для них дела и отношения. Нет дела — нет волонтеров.

Поначалу общественники оказались в ситуации полной неопределенности. Жизненно важно было мобилизоваться и сохранить себя — сохранить связь с подопечными (запертыми в учреждениях) и сохранить волонтерское сообщество.

Одинокие старики в домах престарелых, взрослые люди и дети с особенностями развития, проживающие в разного рода интернатах, оказались наиболее уязвимы. Они были вынуждены — а где-то это длится до сих пор, — оставаться в комнатах, быть один на один со своим одиночеством и бессмысленностью, не имея часто собственных средств связи. Но многие из них привыкли к волонтерам. Общение стало частью их жизни. Да и волонтеры привязались к подопечным. Их отношения стали очень личными и дорогими.

Именно поэтому волонтеры начали задействовать цифровые форматы. Было опробовано многое: передача видео-приветов (посланий, песен, чтения книг по ролям), звонки и видеозвонки для индивидуального и группового общения с подопечными (часто с использованием телефонов сотрудников), живые трансляции чего-то из жизни волонтеров (показ квартиры, поездка в метро), настольные игры, творчество и т.п.

Указанные дела стали во многом и частью работы некоммерческих организаций со своими волонтерами ради их удержания. Что-то для этого пришлось буквально выдумывать. Общие праздники, просто посиделки, освоение полезных для волонтерства навыков, взаимное обучение (кто английским, кто азами йоги) и т.д., — все шло на пользу. И в итоге удалось сохранить волонтеров и поддерживать связь с подопечными.

НКО вошли в осень 2020 с некоторым опытом онлайн-работы и новым опытом по работе с волонтерами.

Надо признать — мы в новой реальности!

Восемь месяцев карантина и неясность сроков его окончания показали, что указанные две задачи, хоть и решены, но в дальнейшем бесперспективны.

Главный вывод, о котором можно было догадываться — онлайн-работа не может заменить собой офлайн. Спонтанная онлайн-работа хороша, как временная на короткой дистанции, чтобы переждать. Но не более. Известный опыт НКО оказался очень точечным, авторским и нетиражируемым.

Каковы особенности новой реальности? Я бы отметил четыре момента.

Во-первых, очные проекты и программы превратились в своего рода качели. Волонтерство стало частью закрытости-открытости учреждений и  усложнений-упрощений условий допуска. Больше не будет бесконечных рельсов, когда волонтеры годы напролет, каждую среду и пятницу навещают детей. Теперь периодически кто-то будет болеть — то ребенок, то родители, то нянечка, то врач. Будут неизбежно карантинные периоды и всплески активности, будут паузы и ослабление интереса.

Во-вторых, ближайшие месяцы, а может и год, правила и условия волонтерства в учреждениях можно сравнить лишь с турбулентностью. Дело не только в изменчивости, но прежде всего в резкой крутящейся непредсказуемости. Нужно время, чтобы неопределенность ушла и появилась стабильность, пусть даже в “качелях”.

Во-третьих, онлайн волонтеров сейчас почти нет. Нужно время для нарастания массы волонтерства онлайн. Либо нужны своего рода билингвы, которые очень ценны, но которых очень мало. Либо нужны новые волонтеры онлайн, но пока их не научились массово привлекать и вовлекать в проекты.

Во-четвертых, нет компетентных сотрудников в учреждениях. Учреждения должны перестроиться по административной и технической линии. Со временем неизбежно онлайн войдет в жизнь учреждений, но это будет нескоро.

Из этого нам всем следует сделать простой вывод — необходимо отказаться от жизни “в прошлом”. Нужна перестройка сознания и настройка на неизбежную параллельность волонтерства: офлайн и онлайн.

7 проблем онлайн-работы

Можно сформулировать 7 проблем онлайн-волонтерства.

  1. Личное общение и помощь людям требуют контакта лицом к лицу. Об этом уже сказано. Для эффективной онлайн-работы необходимо понимание границ применимости различных цифровых методов и организация работы волонтеров в этих границах;
  2. Нежелание действующих координаторов и волонтеров работать в онлайне. Это вполне предсказуемый, но все же неожиданный результат этих месяцев. У многих людей нет к онлайну способностей и талантов. Далеко не все — геймеры или живут в соцсетях. Ну или что-то подобное. Многим онлайн просто чужд. И тут следует признать, что эта проблема непреодолима в сложившихся волонтерских сообществах. Нужны новые сообщества волонтеров.
  3. Неумение координаторов и волонтеров общаться онлайн. Нам всем все еще не ясна технология, нет практических навыков. Проблема серьезная, но поправимая обучением и пошаговой проработкой проектов.
  4. Нежелание учреждений переходить на онлайн. Для руководства и сотрудников — это напряг. Надо не только менять расписание жизни учреждения, но и обременять дополнительной работой персонал. Кто-то должен следить за технической стороной дела, кто-то — за расписанием онлайн-мероприятий, кто-то — за обеспечением подопечных средствами связи и т.д. Да, это все преодолимо через начальство разного уровня, но в любом случае дело непростое, требующее перестройки сознания.
  5. Отсутствие электронных средств в учреждениях. Это чисто техническая, но нередко определяющая проблема. Если НКО имеет ресурсы, то проблема решается через обеспечение учреждения или подопечных необходимой техникой.
  6. Главным двигателем онлайн-встреч с волонтерами для подопечных становятся те, у кого есть гаджеты — сотрудники учреждения или родители детей, лежащих в больнице. Это означает, что призывы на онлайн-общение должны быть направлены на них. И следует помнить, что ясные алгоритмы и действия сильно упрощают доступ к подопечным.

Что делать?

Первое и главное — следует определить границы применимости онлайн-работы. Чтобы социальное онлайн-волонтерство не превратилось в перелопачивание тонн руды и горы отвалов, чтобы волонтеры и подопечные не оказались заложниками неэффективности и даже травматичности некоторых методов и форматов.

Необходимо отказаться от попыток конкурировать с ютубом и передавать подопечным готовый контент. Да, это увлекает некоторых волонтеров, но результат плачевен. Одностороннее общение — это не общение.

Пришло время прорабатывать идеи и формы для живого взаимного онлайн общения. Именно оно в дефиците в медицинских и социальных учреждениях и именно оно не требует профессиональных навыков со стороны волонтеров.

Нам всем придется набирать новых волонтеров и готовить новых координаторов для новых форматов онлайн-работы. Придется с нуля создавать волонтерские структуры онлайн. Это очень ресурсоемко.

Я убежден, что формировать волонтерскую работу придется вокруг отдельных онлайн форматов (например, настольные игры, скайп-разговоры и т.д.), а не вокруг учреждений. Социальное онлайн-волонтерство должно представать перед подопечными (а на самом деле перед родителями или персоналом) в виде яркого восточного базара, где возможно по интересу выбрать временную локацию и там встретить волонтеров.

А для этого нам придется запускать онлайн-платформы (хоть в соцсетях, хоть еще где) для представления волонтерских предложений подопечным. И придется тщательно прорабатывать вопросы безопасности онлайна для подопечных.

И сейчас мы вплотную этим занимаемся: наше Движение запускает новый проект «Даниловцы онлайн», направленный на детские больницы. Мы будем стараться через активных родителей и персонал наладить утерянное общение волонтеров с детьми, проходящими длительное лечение. Если все пойдет, как мы хотим, то к нему смогут присоединиться самые разные больницы по всей России. И мы обязательно расскажем о результатах!

Проект реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

Leave a Comment