«Сноб»

Вчера прошел первый день Форума «Сообщества»-2021. Я посмотрел некоторые выступления и площадки. Меня поразила дискуссия «Трансформация молодежного волонтерства в эпоху пандемии». Вступление ведущего и первый доклад (кажется) читались по бумажке. Доклад читался спутанно, с потерями в тексте. Трындец! Приехали. Секция была посвящена, пожалуй, самой актуальной для меня теме. И я выдержал три с половиной доклада! И больше не смог.

Мне грустно и больно это говорить, но как же форум деградировал! Кажется, именно Александр Бречалов в 2015 году запустил эти «Сообщества», и я помню его яркие, эмоциональные, неформальные установочные речи в начале каждого форума: “У нас не партсобрание, у нас не будет скучных президиумов и докладов по бумажкам, мы проводим форумы для того, чтобы произошла живая встреча региона с реальными значащими людьми, с лучшими практиками, с лучшими технологиями”.

А вчера я увидел пионерское собрание из моего детства. Как в морозильник попал. Отчетные чиновничьи выступления: было сделано, столько-то процентов и бубубу… Да, отчетность публичная — дело важное. Но она не для форумов, а для партсобраний. Донести до граждан достижения вполне можно и другими способами.

Скажите, что могут дать условному мне как гражданину, как общественнику, как руководителю НКО, как волонтеру, как сотруднику гос. учреждения, как чиновнику все эти: было сделано столько-то, было сделано то-то и то-то?

Знакомый мне пишет: «Я бы хотел услышать повестку на ближайшее время, узнать куда движемся, какие правила движения, чего ждем? Среди отчетных докладов этого не было».  Другой знакомый написал: «Блин! Ну и туфта! Вышел я из трансляции на середине второго доклада, лучше пойду кино смотреть, больше пользы».

Хочу спросить организаторов: коллеги, нам что, больше нечего обсуждать на таких значимых федеральных площадках, как отчетную банальность по бумажке?

Давайте я со своей колокольни предложу сходу семь наиактуальнейших тем в области социального волонтерства, которое больше всех пострадало и больше всех трансформировалось в пандемию.

1. Первая тема. Трезвый и критичный обзор ситуации с социальным волонтерством — обзор проблем и потерь. Да, при координационном совете по волонтерству при ОПРФ прошли тематические круглые столы. И есть субъективный (хоть и вполне обоснованный) доклад, который мы с Натальей Горловой сделали для конференции в ВШЭ. Главный итог пандемии в отношении к социальному волонтерству в том, что регионы почти его похоронили. И даже этот грустный итог мог бы стать основой для серьезной дискуссии, для поиска решений и способов возрождения социального волонтерства.

2. Вторая проблема с запертостью на 19 месяцев людей в соц. и мед. учреждениях в регионах и деградацией этой системы, которая ведет к обесцениванию человеческих жизней.  Люди стали собственностью директоров, и учреждения превратились в холодильники. Помните, в кино показывают такие большие залы, где висят туши животных… Вот так и тут… Лишь бы температура морозилки не повысилась и мясо не протухло.

В отношении людей живых получается, что они в социальном плане почти мертвы два года. И это никого не волнует. И простой и реальный выход из этого — социальное волонтерство.

3. Перейдем к позитиву. Я убежден, что на таком статусном форуме, как «Сообщество», Москва (и несколько других регионов) могли бы дать пример и показать реальные шаги по реорганизации соц. и мед. системы в партнёрстве с волонтерскими и некоммерческими организациями. Как так вышло, что волонтеры сейчас работают в учреждениях Москвы? Что сделали и делают для этого органы власти и сами учреждения? Никому не интересно?

Не надо тут говорить про деньги. Вопрос не в них, а в волевом решении руководства и своего рода смелости отказаться от морозильников и вернуться к живой жизни и реальной заботе о людях.

Я уверен, что региональные министры, директора больниц и соц. учреждений с удивлением послушали бы московских (и иных) коллег, когда те просто и ясно рассказали бы, как возможно невозможное. Как можно пустить (о Боже!) привитых и дисциплинированных волонтеров к сиротам с инвалидностью для прогулок, когда персонал и так ездит каждый день на метро и маршрутках? Как можно (страшно подумать!) волонтеров привитых и в масках пустить к старикам, чтобы те, соблюдая меры предосторожности, почитали им газеты или книги? Это, наверное, какие-то космические, неземные дорогущие технологии… А на самом деле — это просто человечный подход, которому стоит поучиться коллегам из регионов. Это ли не трансформация волонтерства?

4. Еще позитив. А как трансформировалась система работы с волонтерами в этот период пандемии, как перестроились НКО? Никому не интересно? Никто не хочет поучиться у лучших? А мы вот, пусть и для себя, постоянно проводим круглые столы и семинары и вполне можем уже на социальном технологическом уровне всерьез говорить об этом. И даже учебник можем написать.

5. Продолжаю позитив. Невероятно и потрясающе развилось онлайн-волонтерство. Вы даже не представляете, какой это огромный мир! Сколько тут интересных вопросов для тех, кому всерьез что-то нужно понять или сделать. Начнем с технических средств и онлайн-инструментов. Думаете, речь о планшете и зуме? Нет. Речь о сотнях классных сервисов: игровых, учебных и коммуникационных. И все это опробовано и может служить людям.

А с точки зрения социальной технологии мы видим большой простор для дискуссий и обмена опытом. Опять же, мы единственные, что ли, в стране, кто пытался с этим опытом разбираться и знакомить коллег?

Возьму хоть один аспект. Когда мы запускали онлайн, то за базовую модель взяли отработанную в Движении «Даниловцы» оффлайновую модель групп. И за время онлайн-проекта мы много раз нашу работу переделали. Никому не интересно, почему? Какие внутренние законы онлайна рулят? Как эффективно помогать, к примеру, людям с ментальной инвалидностью через онлайн?

Есть, конечно, в этой теме и трудности. Их тоже надо публично обсуждать. Техническое интернет-оснащение некоторых соц. учреждений сегодня, как во время второй мировой войны. Нам некоторые директора учреждений говорят: «У нас нет интернета!» ЧТО?! В космосе уже кино снимают, онлайн-трансляции есть даже с Марса.  Как нет интернета в госучреждении? Никому не хочется это обсудить?

6. Вернемся к хорошему. Именно время пандемии подарило нам классные проекты по подготовке кадров для волонтерской работы. Упомяну два уникальных проекта, в которых я сам участвую. Уверен, у коллег тоже есть много интересного.

В Москве (ох, снова в Москве, интересно, почему?) летом прошел учебный курс «Эффективное партнерство» для сотрудников стационарных гос. учреждений. Тема обучения — партнерство с НКО и волонтерами. В прохождении курса самое активное участие приняли полтора десятка очень классных и очень разных СО НКО. Сам курс уже был примером очень эффективного партнерства. Такая практика регионам не интересна?

И еще хорошая практика. «Даниловцы» во время пандемии провели три и сейчас проводят четвертую учебную сессию «Акселератора социальных волонтерских проектов», где проходят подготовку будущие координаторы волонтерских групп. И выпускники Акселератора по-настоящему и реально вместе с волонтерами работают в дни пандемии в социальных и медицинских учреждениях. Лидия Алексеевская — руководитель этого проекта — каждый раз переформатирует программу с учетом набежавших изменений и с учетом опыта реальных волонтерских проектов. Сегодня до половины учащихся — это наши коллеги из регионов. Мы мониторим все самое лучшее, что происходит в стране, и тут же встраиваем это в учебный курс. Такая практика тоже никому не нужна в регионах?

7. И последний, седьмой вопрос. Скажите, что, никто не хочет обсудить на серьезном уровне опыт волонтерской адресной помощи? Наша страна проделала огромный путь за время пандемии. Из разрозненных, единичных, частных проектов мы пришли к огромному всероссийскому движению.  Мне как профессионально интересующемуся социальными технологиями очень интересно, как это устроено? И на фоне этого интересен опыт и тех, кто не растворился в этом движении, а рядом реализует свои программы.

Думаю, что очень востребованы обобщение опыта, выявление актуальных и даже проблемных вопросов в организации адресной помощи, выработка типовых решений и некоего хорошего стандарта оказания адресной помощи, где учтены вопросы привлечения и проверки людей, безопасности, эффективности, выгорания волонтеров, сплоченности команд и так далее.

Коллеги! Разве все сказанное неважно, неинтересно и ненужно? Я так не думаю.

Проект реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.