— Елена Куликова,  психолог  Добровольческого движения Даниловцы

Замечательным участникам группы от 19 января 2017 года,
моей бабушке,
моей дочери
и всем нашим любимым из «ближнего круга» посвящается.

Сегодня мой день рождения. Мне 90 лет. Как жизнь быстро пролетела. Я сижу в своем кресле-качалке, которое мне подарили дети и внуки ровно десять лет назад. Я медленно раскачиваюсь, кач-кач, кач-кач. На моих ногах лежит теплый плед в серо-зеленых тонах. За окном идет снег и светит полная луна.

Когда я точно родилась? Да Бог один и ведает. Мама была безграмотной, помнила лишь, что на Крещение мне было «где-то две неделички». Дату определили в сельсовете – день, когда я пришла получать паспорт, чтобы ехать к сестре в Москву.

Кач-кач, кач-кач. Когда-то я так качала на руках своего сыночка, затем внуков и правнуков. Словно вчера это было, а теперь вон они какие у меня замечательные! Заботятся обо мне. Все сегодня приехали. По хозяйству хлопочут, накрывают на стол. Потом, возьмут меня под руки и поведут на «почетное место». Смешные такие. Думают, я без их помощи не дойду. Считают меня уже ни на что не годной. Да я и не в обиде. Подыгрываю им. Видимо, им так легче заботиться обо мне. Вот, завтра дождусь, когда все разойдутся по своим делам, кто куда, – на работу, в институты, в школу, в детские сады, и начну я свой привычный день. Я буду порхать словно мотылек, смахивая пыль и мимоходом поливая цветы. Конечно, я уже совсем не мотылек, но внутри так себя представляю. Я же не совсем выжившая из ума старуха. Передвигаюсь я значительно медленней, чем раньше, да и куда мне торопиться? Хотя все надо успеть к приходу моих дорогих, чтобы не путаться потом под ногами, не раздражать и позволить им опять заботиться. Похоже, им это важно.

Вечером забегут соседи и опять будут моим жаловаться на горы пыли, которую они не успевают убирать. Мои же им будут говорить, что у них такой проблемы нет, надо просто поставить хороший, этот, как его, СТЕКЛОПАКЕТ, вот. Смешные они. Каждый раз удивляются, как у нас еще кактусы умудряются цвести. Вот и мой любимый белоснежный декабрист весь усыпан сегодня цветами. Им некогда. Все бегут, бегут, бегут.

«Пусть бегут неуклюже пешеходы по лужам, а вода по асфальту рекой…». Ох как я один раз искала внучку в парке. Такой был ливень. Бегала, кричала. А она спряталась среди людей в беседке от дождя, не слышала меня. Страху я натерпелась, ругала ее потом сильно, что гулять одна в парк пошла. Обиделась она тогда на меня. Никогда бабушка голос не повысила, а тут вот нате… Я и не хотела ругаться, от страха все. Эх, жаль накричала. Она же большая уже была, а я от дождика уберечь ее хотела, да и от всех бед и невзгод. Это я не сейчас, а тогда глупой была, дорогие мои.

Кач-кач, кач-кач. Я куплю тебе калач. Хорошие они у меня. Заботятся обо мне. И санатории, и продукты, фрукты там разные. Но скажу вам по секрету. Когда все уходят по своим делам, я и борщик сварю, и лапшу домашнюю, сырничков нажарю. Старшие думают, что это младшие, младшие про старших. Меня то с кулинарных счетов давно списали. Забавные. Вот пледом укрыли. Эх, я бы им такой пирог приготовила, не дали, сказали сами. Я бы встала утречком раненько, когда все спят, тесто поставила. Да испугалась, что мешать буду спать. Махая своими «крылышкам», могу чего и смахнуть ненароком. Хотя сейчас бы уже за столом сидели. Подержать бы мне их за руки. Обнимашек, как моя правнучка говорит, хочется. Ох хочется! А еще хочется и в садик за мелкими, и уроки помочь. Я могу, многое помню. Не дают, заботятся, берегут. Скоро праздничный ужин. Потом все разъедутся, разойдутся по комнатам. Я тихонько заварю себе чайку. Сяду у окна, кач-кач, кач-кач. Словно маятник часов, напоминание о времени. Буду смотреть на луну и придаваться воспоминаниям.

  1. Вот я и еще несколько ребят бежим в поле. Мы будем болтать обо всем, мечтать и лущить распаренный овес. Холодно, но нам хорошо.
  2. Исполнилось двенадцать лет. Теперь, я на ровне со взрослыми работаю в поле. Вяжу снопы. Руки все исколола. Болят. Хочу спать и играть с ребятами.
  3. Зима. Меня отдали в семью старшего брата, помогать по хозяйству его жене. Папа в городе на заработках. Мама у старшей сестры живет. Она уже старенькая, ей не до меня. У нас когда-то было много скота. Жили все вместе. Земли было много. Потом колхозы все забрали. Скот первую же зиму не перенес, полег весь. Грустно. Хочу к маме и папе. Я в детстве часто болела. Самая младшая из выживших детей. Всего семеро. Так хотелось, чтобы мама обняла. Она положит мне руку на лоб и говорит: «Ой, лоб то дюже горячий. Помирай, деточка, помирай. Освободи мою душу грешную». Плакать хочется, сдерживаюсь, вдруг мама расстроится.
  4. Мне семнадцать. Поехала к средней сестре в Москву. Она любит меня. Буду устраиваться на работу. Жить в общежитии у сестры первое время. Мечтаю, как и что. Только скоро война началась. Страшно. Работаю на заводе. Хочется спать и есть, спать и есть.
  5. Победа. Он. Поженились. Сын. Такой хорошенький! Голодно. Но это ничего. Лишь бы не было войны! Своя квартира. Внуки. Правнуки. Как быстро все.

Теперь каждый день мой может стать последним. Надо успеть сказать самое главное моим. Предупредить, уберечь, научить. Нет. Не то все. Просто рассказать про мою жизнь. Про то, что помню. Учить мне их нечему. Вот, спрашивают внуки меня про любовь. Что, да как? А я и не знаю о ней ничего. Они мне начинают рассказывать про нее, книжки дают почитать, статьи там всякие, фильмы смотрим. Почитаю, посмотрю, задумываюсь, вроде, как и не было то у меня ее. Ничего такого, о чем написано, показано. Что же мне им сказать? Только знаю, что должна была напоить, накормить, одеть, обуть, уют в доме, чистота, забота. Говорят, теперь вроде как не правильно это. Сосед мой, какой же старик вреднючий, всех своих затерроризировал. Все воспитывает, никак не угомониться, часто мне говорит: «Живи для себя. Что ты все бегаешь, своим вкусненькое выискиваешь? Сядь и указания раздавай, пусть они бегают». Так мне же не сложно и приятно. Они удивляются всякий раз что и откуда взялось. Тепло мне от этого и радостно.

В лунном сиянье снег серебрится,
Вдоль по дороге троечка мчится.
Динь-динь-динь, динь-динь-динь —
Колокольчик звенит,
Этот звук, этот звон
О любви говорит.

Ой, да что это я?! Совсем уКАЧала себя. Еще не всем носочки теплые связала, но это уж завтра. Идут меня к столу приглашать. Вы мои хорошие…

P.S. Первая встреча в этом году была о ней самой – любви к ближним, заботе, помощи. Мы расКАЧивали себя для другой, следующей не простой встречи – нашим взаимоотношениям с родителями. Как примириться с ними буквально и внутри себя? Как жить, а не обижаться? Как стать взрослым, а не обиженным ребенком?