Татьяна Сабрекова, координатор  группы Добровольческого движения Даниловцы
в Морозовской детской городской клинической больнице

Пожертвуйте

Пришла вчера на посещение в больницу одна. Никто из волонтеров не смог. Новое событие для меня в Движении, но не новое как опыт.

Шла и думала, как оно все будет, немного волновалась, однако решила, что не стоит на этом зацикливаться, нужно просто думать, что все будет легко и хорошо.
Утром у меня даже мелькала мысль не ходить, так как одна, группа не собралась (значит, мне вроде как минус в послужной список), но я подумала, что я координатор и должна ходить всегда. Теперь и не представляю, как бы я не пришла, потому что было 15 или 17 детей, около 10 родителей – вполне себе аншлаг – и мы вместе не делали бы то, что делали.

Дети поменьше лепили из пластилинового теста и пластилина, рисовали красками, фломастерами и карандашами, раскрашивали раскраски вместе с родителями. Подростки самозабвенно играли в Дженгу, Корову 006 и были абсолютно счастливы. Даже не верилось, что вся эта круговерть началась с моего прихода.

Медсестра на посту сказала: “Мы вас ждали!” И даже та, которая обычно бросает нам при входе: “Ну что же вы так поздно пришли?”, когда я уходила, начала расспрашивать, что это за такая хорошая игра про Корову. Она купит ее своей дочке, которой 12 лет. Я ответила, что игра отличная, называется “Корова 006”, и я могу проконсультировать про настольным играм, если нужно, я их знаю довольно много. Действительно, в этот день много спрашивали про игры, две мамы интересовались, где купить и сколько стоит Дженга, правда одна была явно не из Москвы, сказала, что вряд ли сможет пойти по магазинам, ей потом с ребенком на поезд…

Жаль, но все равно приятно и виден их интерес.
Все были невероятно милые. И все правда было очень просто и легко. Мама одного мальчика подошла ко мне близко-близко, посмотрела в глаза и сказала четко: “Спасибо вам большое”. А в конце подростки помогли мне убрать все материалы и даже хотели их донести, но мне надо было спускаться в местный подвал, куда им нельзя. Меня довела медсестра, чтобы я одна не таскала коробки и не открывала все двери. Тоже приятно и очень-очень тепло.

Дети и родители постоянно спрашивают, когда мы снова будем играть, лепить и рисовать… Я отвечаю, что только через неделю, и мне неловко. Через неделю обычно никого не бывает из тех, кто был в предыдущий раз. Надо делать второй день на неделе, надо. А также собирать волонтеров и делать крепкую группу – вместе веселее.