— Юлия Шаблеева, волонтер группы Добровольческого движения Даниловцы  
в ФНКЦ ДГОИ им.Д.Рогачева

Игра в мафию требует некоторого актерского мастерства и умения блефовать. Вот как взрослые играют? Большинство так входит в роль, так по-актерски начинают в ней жить, что очень сложно определить, кто есть кто. Начинают рассказывать красивую легенду, оплетая себя и других выдуманными историями, мастерски отводя от себя подозрения. И все, начиная от шерифа, заканчивая мафией и простыми обывателями, хотят выиграть. И не важно, какую роль они играют: плохую или хорошую. Их цель – победить. А дети, они не так играют…

По условиям игры «Бэнг» все знают, кто шериф, все знают, кто помощник, – часто дети себя выдают непроизвольно. Но никто не “стреляет” в них. И в меня, когда я была помощником шерифа, никто не “стрелял”. Хотя поняли, что я –помощник шерифа. Один мальчик не особо увлеченно играл, отвлекался на телефон и случайно “убил” второго помощника шерифа. Что тут началось! Все, абсолютно все “мафиози”, стали в него стрелять, пока не вывели из игры:

– Ты убил помощника шерифа!

– Но я же не знал, – оправдывается “мафиози”.

А о том, что он им помог выиграть, они, видимо, не думают. А думают о том, что убили помощника шерифа – хорошего персонажа. Такое впечатление, что они не идентифицировали себя с мафией. И не сильно хотели выиграть. Еле времени нам хватило, чтобы закончить эту бесконечную игру. Потому что никто особо и не стремился убить шерифа.

Те, кто поменьше, сначала спрашивают: «Мама, а кто такой шериф, а мафия?» Потом, войдя во вкус, с азартом кричат:

– Я хочу быть шерифом, а сейчас я хочу быть мафией.

– Я шериф!

– Нет, сейчас я мафия!

Мама терпеливо:

– Сейчас у тебя уже есть роль.

– Ну, мама, я сейчас хочу быть  шерифом.

Да, азарт – дело такое…

А еще, когда ты хочешь им помочь в процессе игры и еще раз объясняешь правила, понимая по ходу дела, что кто-то не очень хорошо их понял, обращаешься просто к роли, и говоришь, что помощники шерифа должны поступать по роли так-то и так-то, могут делать то-то и это. И спрашиваешь,  ни к кому не обращаясь: «Понял, помощник шерифа, что надо делать?» И тут случайно встречаешься с серьезным взглядом одного мальчика, который тебе показывает кивком, что «понял-понял». А ты сидишь такой “мафиозник” со стажем, уже вторую игру так карты легли, и думаешь: и в кого же теперь стрелять?

Зимними вечерами мы рисуем. Кто-то очень старательно и очень здорово. Усидчиво и скрупулезно. А кто-то набегами и мимоходом, в перерывах от каких-то других игр. На таких художественных посещениях можно услышать диалог:

– Что это ты нарисовал?

– Это собака.

– Не похоже на собаку!

Тут приходится вмешиваться: «А знаете, бывают такие направления в искусстве, когда то, что изображено на рисунке, только издалека напоминает рисуемый предмет. Художник как бы только символизирует его, но не изображает».

– Или просто кто-то не умеет рисовать, – тихо говорит одна девочка.

Через некоторое время наш непоседливый художник-символист опять к нам подсел, попросил новый лист, и нарисовал… мышку.

– А это мышка, – говорит он.

– Не похоже на мышь – опять произнес кто-то.

Здесь я опять вмешиваюсь: «Он у нас точно новое направление в искусстве открыл».

– Не люблю я такое направление, –  говорит другая девочка, совсем крошка.

А еще у нас есть замечательная игра «Верю – не верю». Когда я узнала правила, подумала, что в нее очень легко играть. Но это взрослому.  И, если честно, обмануть легко: положить пять карт на стол перевернутыми и сказать, что там изображено пять слонов, даже если их там три. Блефовать легко, вся игра на этом строится. Но как сложно играть с детьми, ведь они все время тебе верят!  А совсем маленькие никогда не обманывают, и вот ты им объясняешь правила, что надо обманывать. И видишь, как этот обман им сложно дается. И часто маленькие не понимают этих правил – зачем надо врать?

Игру же имаджинариум на ассоциации любят почти все. Грустно, когда ассоциации детей на карточки бывают такие как «горе», «грусть». Приходится в эти моменты выравнивать игру всякими «светлячками» и «радугой». К счастью, дети быстро переключаются с темы на тему.

Наша задача, задача взрослых – оберегать детство детей. Всех детей.

И давать детям отыграть все, что им положено в их детстве.

А задача детей – играть. Быть добрыми, бескомпромиссными, честными, искренними, азартными, шумными, непоследовательными – разными в своей игре!

Чтобы даниловцы продолжали посещать детей в ФНКЦ им. Димы Рогачева, нужна ваша помощь! 
Пожертвуйте!